image

Авиаэксперт поделился мнением о причинах катастрофы в Шереметьево

icon 18:23
icon 904 просмотра
Авиаэксперт поделился мнением о причинах катастрофы в Шереметьево

 

Члены экипажа самолета, который загорелся при посадке в аэропорту Шереметьево, рассказали СМИ об обстоятельствах катастрофы. Авиаэксперт Виктор Прядка в эфире радио Sputnik прокомментировал их рассказ, а также кадры жесткой посадки самолета.

Члены экипажа самолета Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», который загорелся при посадке в аэропорту Шереметьево, рассказали телеканалу «Россия-24» об обстоятельствах катастрофы.

Так, по словам бортпроводницы рейса Татьяны Касаткиной, после взлета самолет попал в тучу, где шел сильный град.

"В этот момент произошел хлопок, вспышка такая, как электричество", ‒ рассказала она.

Стюардесса отметила, что после жесткого приземления люди начали вставать с мест и продвигаться к выходу, несмотря на то, что самолет еще двигался. По словам стюардессы, эвакуация началась сразу после остановки.

Командир экипажа Денис Евдокимов рассказал телеканалу, что из-за удара молнии пропала радиосвязь, и пилотам пришлось напрямую переводить самолет на аварийный режим управления.

"Несколько слов получалось сказать, после этого она пропадала, и нужно было снова подключать", ‒ добавил Евдокимов.

Катастрофа с самолетом Sukhoi Superjet 100, следовавшим из Москвы в Мурманск, произошла в воскресенье вечером. После 28 минут полета экипаж экстренно вернулся в Шереметьево. Самолету удалось сесть только со второй попытки из-за сложных метеоусловий. При жесткой посадке у него подломились стойки и загорелись двигатели. Потом огонь перекинулся на всю хвостовую часть воздушного судна.

На борту находились 78 человек, 41 из них погиб.

Генеральный директор компании "Альянс Авиационных технологий Авинтел" Виктор Прядка в эфире радио Sputnik поделился своим видением возможных причин катастрофы.

"Следует принять во внимание слова командира корабля, который проинформировал СМИ о том, что при наборе высоты в самолет попала молния… По утверждению летчиков, после этого часть электронных компонентов приборов самолета вышла из строя, и самолет перешел в ручной режим управления. В принципе, ничего страшного в этом нет, но, насколько я понял, на всякий случай пилоты решили произвести посадку. Первая попытка не удалась, поскольку, как я понял, скорость на глиссаде была очень велика. Во время второй попытки произошло так называемое "козление" самолета, когда самолет несколько раз ударяется шасси о взлетную полосу, подпрыгивает, взлетает и опять касается полосы. И на последнем касании произошел довольно жесткий удар с большой вертикальной скоростью, в результате чего, как я понял, произошло разрушение основных стоек шасси и повреждение топливных баков", ‒ сказал Виктор Прядка.

Складывается ощущение, что самолет шел на посадку с очень большой скоростью, отметил он.

"Нужно убедиться, были ли выпущены средства посадочной механизации ‒ закрылки и предкрылки. По тем кадрам, которые находятся в открытом доступе, складывается ощущение, что самолет все-таки шел на посадку с очень большой скоростью. Если самолет выпустил закрылки и находится в посадочной конфигурации, скорость ‒ примерно 250-260 км/ч. Если по каким-то причинам, в том числе из-за попадания молнии, закрылки невозможно было выпустить, скорость будет составлять 350-380 км/ч, чтобы самолет не свалился в штопор. На этой скорости, естественно, тяжелее произвести посадку. Если пилоты не отработали посадку с невыпущенными закрылками, то есть, по сути дела, на "гладком крыле", в полетной конфигурации, им было трудно рассчитать скорость и высоту снижения при касании взлетно-посадочной полосы, что и могло послужить причиной последующего "козления" самолета", ‒ считает Виктор Прядка.