image

Грязная изнанка «мусорной реформы»: что раздражает граждан через полтора месяца после её начала

icon 09:09
icon 813 просмотров
Грязная изнанка «мусорной реформы»: что раздражает граждан через полтора месяца после её начала

 

В Вологодской области наступило ожидаемое обострение мусорной реформы: люди получили квитанции на оплату вывоза мусора и сравнили солидные суммы счетов с качеством оказанной (а порой и не оказанной) услуги.

200 грамм мусора для премьера

«Боюсь, они меня просто разорвут на части!» - жалуется глава одной из местных администраций. Оказывается, селяне, давно привыкшие самостоятельно утилизировать мусор, получили квитанции регионального оператора и пришли спросить: почему они должны платить за мифическую услугу, которую не получают, поскольку продолжают самостоятельно утилизировать мусор.

«У нас даже баков нет! Я пришла спросить: куда мне девать мой мусор? Раньше мы складывали его в мешок и раз в месяц вывозили на свалку, там платили деньги, выгружали самостоятельно. В январе мы сделали то же самое, но, как оказалось, нам нужно еще кому-то заплатить за услугу, которую нам не предоставили!» - возмущенно говорит 50-летняя женщина.

«Мне насчитали около 600 рублей, написано, за четверых, хотя я живу один, трое сособственников лет десять как уже померли», - чуть не плача, трясущимися руками показывает собравшимся соседям злополучную квитанцию 70-летний дедушка.

Это происходит не только в районах Вологодской области – по всей стране, там, где с января начала действовать мусорная реформа. Издание «Курьер. Среда. Бердск» рассказывает о пенсионерке Нелли Лысенко, которая тоже получила квитанцию за мусор и сходила в мэрию, предварительно собрав весь накопившийся за месяц мусор, и потребовала объяснить, почему она должна платить за вывоз мусора, исходя из норматива в 6 литров на человека в день. Она рассказала, что из мусора у нее разве что луковые и картофельные очистки. Основную массу мусора составила одна упаковка из-под пельменей. В ответ в мэрии заявили, что всякое бывает. Например, вдруг пенсионерка решит выкинуть старый шкаф. Нелли Лысенко заверила, что с ее пенсией выкидывать старую мебель будет большой роскошью, а пенсии точно не хватит, чтобы заполнять мусорный бак на 6 литров в день.

«Пойду на почту и отправлю собранный мусор Медведеву, пусть посмотрит, сколько его собирают бедные пенсионеры», — пришла к выводу пенсионерка.

А в это время премьер Медведев в городе Сочи на экономическом форуме убеждал его участников в том, что страну непременно ждёт светлое будущее, когда будут реализованы все нацпроекты, на которые государство собирается потратить 25,7 трлн руб. с учетом частных инвестиций, в которых, наверное, учтены и те жалкие сотни рублей, что мусорщики отрывают сегодня от пенсий Лысенко из Бердска или пенсионеров вологодской глубинки. За это им обещают светлое и экологически чистое будущее. А они, удивительно, платить уже сейчас за то, что будет когда-то (да и будет ли?) не хотят. И премьер это знает, поэтому признаётся: «Люди не хотят долго ждать светлого будущего».

Заплатил и бросил

Реакцией власти на очередную волну недовольства стала «дискуссия», организованная

на площадке Общественной палаты Вологодской области с участием заместителя губернатора Антона Стрижова. Выступали также начальник департамента топливно-энергетического комплекса и тарифного регулирования области Евгения Мазанова, представители региональных операторов, управляющих компаний, ТСЖ, а также те, кого в пресс-релизе по итогам мероприятия обозначили как «общественных деятелей».

Антон Стрижов для начала привёл самый главный аргумент в пользу реформы, напомнив её цели: «Необходимо очистить Вологодскую область от мусора. Когда мы формировали территориальную схему, выявили 186 мест несанкционированных свалок, площадь которых составила 327 га. Это около трехсот футбольных полей. Реформа нужна, чтобы убрать такие несанкционированные свалки и не допустить их повторного возникновения. Это напрямую влияет на экологическую безопасность и на здоровье наших граждан».

Спорить с этим невозможно – все хотят жить в экологически чистых городах и селениях, все хотят быть здоровыми.

Но пока что о качестве услуги по ликвидации мусора речи не идёт. Региональный оператор, похоже, озабочен собственным удобством: с ним все должны заключить договоры, купить контейнеры для мусора или ждать с помойным ведром в руке, когда соизволит приехать мусоровоз. И, да – нужно вовремя платить по счетам. Даже, если всё вокруг завалено мусором и никто не приезжает.

В январе губернатор, отвечая на вопрос о главном преимуществе мусорной реформы, говорил: она заставит людей быть аккуратными: зачем выбрасывать мусор в лес, если ты всё равно заплатишь за его вывоз? А если выбрасывать некуда, а если не вывозят? – на этот встречный вопрос ответ ищет не губернатор, а активисты народного фронта. Это они, например, добились, чтобы в Череповце региональный оператор ООО «Чистый след» через полтора месяца с начала реформы начал регулярно вывозить отходы с контейнерной площадки на улице Луначарского.

Такой подход мусорщиков в буквальном смысле подталкивает людей «гадить под себя». Тем более, что сама мусорная реформа провоцирует их на это: «если я всё равно заплатил за вывоз – буду бросать мусор, где хочу, пусть операторы, получившие мои деньги, вывозят». В такой позиции, согласитесь, есть своя логика. Перешибить её может только суперзабота дворников и перевозчиков о чистоте – они должны буквально дрожать над каждой брошенной бумажкой, банкой и т.д., наводнить города и селения урнами и баками. А не занимать странные позы, требуя, чтобы мы с вами «создали им условия» для работы. Получили деньги – работайте!

Сколько стоит перевезти «воздух»?

Теперь о деньгах. Председатель Общественной палаты Ольга Данилова в числе наиболее острых вопросов реформы, волнующих как население, так и бизнес, назвала сам тариф на вывоз мусора – его размер и структуру. И едва ли не впервые на встрече в Вологде составные части тарифа, взимаемого с граждан за обращение с ТКО и составляющего 140,28 рублей с человека, были названы не в процентном отношении, а в абсолютных цифрах. Директор компании «Аквалайн» (региональный оператор в восточной зоне региона) Алексей Копейкин раскрыл основные цифры:

  • 28 рублей – НДС в размере 20%;
  • 56 рублей – транспортная составляющая (сюда же входят затраты на бензин и капитальные вложения на обновление парка техники);
  • 43 рубля – расходы операторов (мусоросортировочных станций и полигонов);
  • 13 рублей – собственные расходы регионального оператора.

Причём совсем не случайно оглашение составляющих было начато с налога на добавленную стоимость, который на самом деле «венчает» тариф и должен бы стоять в конце. Антон Стрижов немедленно заявил об ожидаемых изменениях в федеральный закон, призванных отменить НДС для сферы обращения с отходами. Если они будут приняты, на эту величину будут скорректированы тарифные решения. При этом затраты операторов (мусоросортировочных станций и полигонов) под сомнение властью не ставятся. Они, по её мнению, «прозрачны», поскольку самой властью и утверждаются.

Между тем у неленивых людей, попытавшихся проследить историю создания нынешнего мусорного тарифа, основанного на явно завышенных нормативах, возникли сильные сомнения в его прозрачности и обоснованности.

Интересно, как это объясняют гражданам специалисты региональных операторов и активисты ОНФ?

Хочется подчеркнуть – мы не требуем огульного снижения тарифа, а лишь приведения его в соответствие с реальным мусорообразованием. Никакой платы вперёд и «на вырост», которая когда-нибудь будет отработана региональным оператором, быть не должно. Бизнес-практика показывает – ничего, кроме коррупции, при таком подходе вырасти не может. Мусоровозы не должны возить «воздух» за наш с вами счёт.

О главном – два слова

Не должны граждане и платить два раза за один и тот же мусор, как это происходит, когда им приходят счета за мусор в квартире и на даче, где никто не живёт. Вроде бы это понимают и региональные операторы.

«Человек не может платить дважды за одну и ту же услугу. Если потребитель обладает несколькими жилыми помещениями, и пришло несколько квитанций, мы принимаем решение о перерасчете. При условии, что будет подтвержден факт проживания и факт оплаты услуги по обращению с ТКО в одном месте», - пояснил Алексей Копейкин, директор компании «Аквалайн» (региональный оператор в восточной зоне).

На деле пока получается по-другому. Жители и Череповца, и Великого Устюга рассказывают о том, что им приходят квитанции за мусор и в городскую квартиру, и на дачу. На справедливое возражение, что люди на дачах не были с октября, они получают ответ: электричество потребляете на даче, значит, живёте и мусор производите. Но как это может делать один и тот же человек в одно и то же время?

Представители общественности затронули вопрос о доработке территориальной схемы обращения с отходами, в которой в числе прочего должны быть отражены все существующие контейнерные площадки.

«Орган местного самоуправления должен сформировать реестр контейнерных площадок и передать эти данные для корректировки территориальной схемы. Любые изменения должны пройти общественные обсуждения. Сейчас собираются данные, есть предложения от надзорных органов, природоохранной прокуратуры о корректировке схемы. В ближайшее время вынесем территориальную схему на общественное обсуждение и будем ее корректировать», - рассказал Антон Стрижов.

К сожалению, скороговоркой участники встречи отделались по поводу важнейших элементов мусорной реформы, без которой она просто теряет смысл: неужели же всё затевалось только для того, чтобы за бешеные деньги «правильно» возить мусор с места на место? Нужно уже начинать заниматься главным – переработкой мусора и его раздельным сбором, без которого эта переработка невозможна. По словам Стрижова, в территориальной схеме предусмотрены зоны, которые правительство области готово предоставить для этой работы потенциальным инвесторам. Но, похоже, самих инвесторов нет. Это объяснимо – во-первых, бизнес пугает болезненная реакция населения на начало реформы, во-вторых, он испытывает серьёзные сомнения в возможности населения оплатить его инвестиции.

Что касается раздельного сбора мусора, то его успех будет зависеть от готовности граждан сортировать то, что они выбрасывают. Мотивировать можно, снизив тариф. Но пойдут ли на это региональные операторы?

Наталья Григорьева, Марина Мельникова. СамолётЪ