Неожиданную статистику вывели в начале марта вологодские чиновники

icon 18:35
icon 479 просмотров
Неожиданную статистику вывели в начале марта вологодские чиновники

Неожиданную статистику вывели в начале марта вологодские чиновники: по их мнению, месячный прожиточный минимум в области сократился на 200-400 рублей. Статистика далеко не безобидна - исходя из нее рассчитывается размер самых разных пособий и субсидий.  Как при общем росте цен возможно такое? Ответ на этот вопрос искал экономический обозреватель «Нашей Вологды» Андрей Паутов.

Цены растут, а жизнь дешевеет?

Для начала – немного официальных цифр: прожиточный минимум в IV квартале 2018 года (с октября по декабрь) для жителей Вологодской области в сравнении с предыдущими месяцами заметно упал. Такие цифры приводит Вологдастат, они же содержатся в постановлении правительства региона, опубликованном на прошлой неделе. Так, для взрослых трудоспособных вологжан актуальная «минималка» составила 11 633 рубля в месяц, для детей – 10 428 рублей, для пенсионеров – 8912 рублей. 

То есть, по данным официальной статистики,  жизнь  совершеннолетних работающих  вологжан официально подешевела на  288 рублей; и на детей,  по сравнению с предыдущим кварталом, теперь можно потратить на 380 рублей меньше; а вологодские пенсионеры могут отложить на будущее не потраченные 196 рублей.
Самое интересное, что данные того же Вологдастата свидетельствуют: прожиточный минимум фактически не мог уменьшиться ни при каких раскладах! Для начала поясним, что рассчитывается он из трех позиций: ровно половина – это продукты питания, оставшуюся часть делят пополам непродовольственные товары и услуги. Таким образом, величина «минималки» жестко привязана к базовой корзине, установленной законами РФ и Вологодской области.

Теперь рассмотрим цифры Вологдастата за IV квартал прошлого года. Согласно данным, которые находятся в открытом доступе на сайте этой организации, все три месяца – с октября по декабрь – шел небольшой, но все-таки рост(!) цен на все группы товаров. Так, в октябре по отношению к сентябрю продукты подорожали на 0,62%, промтовары – на 0,38%, услуги – на 0,03%. Месяцем позже рост составил 0,11, 0,34 и 0,09% соответственно, в декабре – 1,41, 0,09 и 0,71%. Даже если принять во внимание незначительность повышения, «минимальный набор» не может падать. 

Если внимательно посмотреть на набор продуктов, которым предлагают питаться среднестатистическому вологжанину, можно заметить, что ни по одному пункту какого-либо существенного снижения цен в октябре-декабре прошлого года не наблюдалось. Зато, например, яйца только в декабре прибавили в цене примерно на четверть. 

Каким же образом могла сложиться подобная картина, когда цены растут, а прожиточный минимум падает? Откроем небольшой секрет: несколько лет назад автор этих строк сам занимался подобными подсчетами в Вологде для одного из федеральных СМИ и знает все ухищрения. Разброс товаров и цен в вологодских магазинах таков, что «нарисовать» можно почти любые требуемые цифры: брать для расчетов, к примеру, продукты самого низкого ценового сегмента или, наоборот, среднего, качественные и не очень, местных производителей или нет... Плюс скидочные акции, которые есть в одной торговой сети, но нет в других. И все это огромные возможности для фактической подтасовки фактов.

– Расчет прожиточного минимума делает Департамент труда и занятости Вологодской области, мы со своей стороны предоставляем им расчет индекса потребительских цен (их падения или роста. – Прим. авт.), – рассказала заместитель начальника статистического ведомства Татьяна Болукова. – Могу предположить, что уменьшение связано с ценами конкретных товаров от конкретных производителей, которые и берутся за основу расчета. Всего в области более 500 марок товаров, входящих в потребительскую корзину, охватить их целиком при расчетах невозможно.

«Наша Вологда» отправила запрос в Департамент труда правительства Вологодской области с просьбой пояснить ситуацию.

Вредно для здоровья

Еще один вопрос – насколько состав минимальной корзины обеспечивает жизнеспособность? Не будем спорить по поводу услуг ЖКХ (их можно частично покрыть субсидиями) и даже не затронем покупку одежды, с ней тоже все неоднозначно. А вот продукты – благодаря рекомендациям врачей с их минимально необходимым составом все более или менее ясно. Обеспечивает ли  потребительская корзина, предусмотренная законом, все необходимое для жизни и здоровья вологжан? За разъяснениями «Наша Вологда» обратилась к практикующему врачу-диетологу Вологодской областной детской больницы Майе Жуковой. 

– В данной потребительской корзине при сравнении ее с рациональными нормами потребления есть дефицит по животному белку за счет таких продуктов, как мясо (для трудоспособных мужчин), рыба для всех слоев населения, есть вопросы по творогу, который не выделен в отдельную графу, по фруктам и овощам. А вот растительное масло, жиры, хлеб, макаронные изделия можно было бы уменьшить, – прокомментировала Майя Валерьевна.

По словам врача, главная опасность дефицита белка – слабый иммунитет. Получается замкнутый круг: человек, который питается «по минималке», будет часто болеть, соответственно, не сможет нормально работать, начнет тратиться на лекарства – расходы и долги пойдут по нарастающей. Также у специалиста вызывает вопросы тот факт, что все дети, независимо от возраста, «свалены» в одну графу.

– Есть ребенок, скажем, одного года, и есть юноши и девушки 17 лет, и это огромная разница. В 1 год калорийность рациона – около 900 ккал, а в 17 лет у юношей – 2700, по энерготратам они приравниваются к трудоспособному мужскому населению, занятому на тяжелых работах,  у девушек – 2300 ккал. В целом для мужчин и подростков данных норм однозначно мало, – пояснила Майя Жукова.

По мнению диетолога, наша «потребительская корзина» отражает стереотипы питания современного человека, который зачастую занят на «сидячей» работе, ест больше мучных и жирных продуктов и меньше – белковых. Однако это вовсе не означает, что официальные цифры должны идти вслед за гастрономическими предпочтениями вологжан.  

Серьезные последствия

Все эти расчеты  можно было бы просто не брать во внимание, но проблема в том, что официально установленный прожиточный минимум серьезно влияет на доходы людей – в первую очередь на различные выплаты от государства. Одна из них – социальная доплата к пенсии: если пенсионер получает меньше, ее начисляют до суммы того самого прожиточного минимума пенсионера! А таких, живущих в буквальном смысле за чертой бедности, в Вологодской области 
25 138 человек. То есть насколько теперь составит экономия региональной казны  после всех этих выгодных бюджету расчетов?!

Также от прожиточного минимума (регионального) зависят пособия для малоимущих семей. Наконец, по «минималке» высчитывается субсидия на оплату услуг ЖКХ. В последнее время к прожиточному минимуму нередко привязываются и другие выплаты – например, алименты на несовершеннолетних детей: обычно с родителя, который не живет с ребенком, берут половину суммы детской «минималки». 

В целом легко заметить, что чем меньше прожиточный минимум, тем меньше расходов несут бюджеты всех уровней, – а значит, о справедливой статистике, отражающей реальный рост цен, пока говорить не приходится. 

Фото yandex.ru