image

-  Был у меня своего рода оберег на фронте - кожаный брючный ремень, который подарил отец перед отправкой на войну. С ним я и прошел всю службу, практически не расставаясь. Снимал только при проведении строевых смотров в части, потому что солдату по уставу положено носить брезентовый ремень. Ну а кто его у меня проверит под гимнастеркой во время боев? Так и проходил я с ним, получается, семь лет, пока не демобилизовался в 1950 году. Пришел домой тоже в нем. Когда отец увидел, долго смеялся, – вспоминает  свою фронтовую молодость 93 летний вологжанин, красноармеец Геннадий Тимофеев.  

До войны наш земляк  успел закончить пять классов и немножко, поучиться в шестом. По сию пору памятна ему 33 школа, ныне 8, в которой он  в  конце учебного года «завалил» ботанику и ему, назначили переэкзаменовку на осень. А летом весь класс отправили  в пионерский  лагерь вблизи деревни Лавкино (рядом с нынешним санаторием «Новый источник»).   Взрослые все были хмурые. И только на третий день сказали, что началась война, -  вспоминает Геннадий Иванович.  А  осенью он, не пошел пересдавать ботанику... 

Отец Тимофеевых на войну не попал, а два старших брата побывали на фронтах Великой Отечественной.  Александр был призван еще до войны, служил в Забайкалье,  участвовал в войне с японцами, а второго брата — Константина ушел воевать в начале войны, но бил фрицев недолго - списали по ранению. 

Гена до призыв в армию помогал  отцу — пилил дрова для школьной столовой, разбирал плоты на реке Вологде, копал торф. 

В 1943 году подошел призывной возраст, но на медкомиссии его признали негодным к строевой службе. Виной - рост 146 см. Брали ребят ростом не менее 150 см. Оставили в Вологде «до особого распоряжения». 


2019 год.  93 летний фронтовик Геннадий Тимофеев  Фото Дмитрия Карташова

-  Расстроился я, конечно. Хотелось в армию – фашистов бить, родину защищать.  - рассказывает Геннадий Иванович.

- Поэтому,  очень обрадовался, получив повестку на учебу в Вологодскую автошколу. Мы учились ездить на «полуторках». В мае 1944 года сдал экзамены, получил права и долгожданную повестку в армию.  Домой пришел, говорю: - Мамка, меня завтра в армию берут! На следующий день и ушел. Три дня мы жили в клубе Льнокомбината, снова медкомиссия, отправка в город Павлов Горьковской области, где уже учили ездить на «Студебекерах». Наконец погрузили в «пульмановские» вагоны и повезли. 

- На остановке только кашу из брикета в котелок кинешь, зальешь водой, костерок разведешь, а паровоз уже свистит. Хватаешь все в охапку и в вагон, на следующей остановке снова воду кипятишь. 

Привезли их в город Ковель. А потом,  еще шестьдесят километров  до города Владимир-Волынский шли пешком,  безоружные,  по ночам, опасаясь бандеровцев… 

А уже оттуда  десять человек вологодских ребят в том числе и Геннадия Тимофеева  определи в артиллерийский полк, входивший в состав 31-ю стрелковой, Сталинградской, орденов Ленина, Богдана Хмельницкого, Суворова дивизии 52-й армии, которая в тот момент находилась на переформировании  после тяжелых боев в Бессарабии. Там назначили  вторым номером пулеметного расчета, помимо основной шоферской специальности.

Вскоре соединение выполняя боевой приказ вышестоящего командования, выдвинулась к фронту и в январе 1945 года прибыла на  Сандомирский плацдарм. 

- Расположились  мы в лесочке. Велели не шуметь. Все вокруг,  было  забито  войсками, а немцы - мины кидали. Но отвечать было нельзя. Если начать стрелять,  выдадим фрицам свое месторасположение. А в четыре утра началось! Приказали открыть огонь трассирующими пулями. Я удивился: ночью не видно было, а тут пушки рядом с нами появились. Четыре часа длилась огневая подготовка. Старые фронтовики говорили, что было как в Сталинграде. Весь снег от жара раскаленных пушечных стволов вокруг растаял. Потом мы свои пулеметы в машины погрузили и вперед, -  вспоминает боевые будни вологжанин. 

А как – то, загнали они  машину во двор и занялись неотложными солдатскими делами.  Первый номер чистил прицел, а красноармеец Геннадий Тимофеев,  патроны в пулеметные ленты заряжал. Вдруг его напарник выпрыгнул из машины и побежал. - Вначале я не понял причины такого бегства, а голову поднял -  «Юнкерс» в пике идет прямо на нас. Я за пулемет схватился и начал стрелять. Самолет ушел в сторону и улетел. Чего напарник убежал, я так и не понял. Прибегает командир роты. - Где первый номер? - Я и говорю:  - Отошел куда-то. — Его счастье, что ваш пулемет не молчал, а то отдал бы обоих под трибунал. Так что еще и напарника спас Геннадий Тимофеев. 

А еще  был случай.  Зенитно-пулеметная  рота,  в которой вторым номером пулеметного расчета служил  вологжанин Геннадий Тимофеев, входившая в состав артиллерийского полка,   была остановлена   на границе Польши и Германии. Личный состав  ждал  новой боевой задачи. И только, вроде обустроили нехитрый фронтовой быт  -  снова -  вперед!  Только тронулись в путь, а тут немецкие самолеты  налетели. Его напарник, первый номер — здоровенный парень-украинец открыл огонь по противнику и сбил «мессершмитт», за что был награжден орденом Славы третьей степени. 

- Вот так, и получилось, что огонь вели оба, а орден дали,  один на двоих, - улыбается ветеран.

Во время марша  при смене огневой позиции, осколком ранило шофера и нашему земляку пришлось сесть за руль.


1947 год.  Геннадий Тимофеев (верхний ряд в центре) с  сослуживцами

- Помню, вошли мы в город Горлице. Местные жители окна открывают, кричат: - Ура! Привет! В нем,  мы стояли три дня. Потом поступила команда двигаться дальше. Но наша машина задержалась, и мы отстали. В темноте остановились рядом с какой-то частью. Оказалось, что это были связисты. Они и сказали, что немец капитулировал, войне конец. Было 4 часа утра 9 мая.

Правда, потом еще пришлось покататься Геннадию Ивановичу по странам Европы. 

Понадобился как–то водитель командиру дивизии и направили к нему красноармейца Тимофеева.  -  Смотрю - новейший «Опель - капитан». За рулем — адъютант. Посадили меня на заднее сиденье. Тут я насмотрелся, как нас Чехословакия встречала — букеты цветов, фрукты. Потом сам командир дивизии  за руль сел, а я все сидел на заднем сиденье.  Так Геннадий Иванович  единственный раз в жизни побывал в Златой Праге. 

После Победы  служил еще долгих четыре  года. А вернувшись  домой, почти всю жизнь трудился  водителем автобусов. Изъездил нашу область вдоль и поперек, а в 1980 году ему довелось побывать и на Олимпиаде, где   работал на обслуживании общественного транспорта. Общий трудовой стаж - 59 лет, на пенсию   ушел только в 1998 году. 

За мужество и героизм на полях сражений, Геннадий Иванович удостоен личной благодарности Верховного Главнокомандующего,  награжден орденом "Отечественной войны" второй  степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», знаками «За работу без аварий», «Ударник коммунистического труда» и многими другими трудовыми наградами. 

Фото из личного архива автора

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии

Нет комментариев