Почти «неубиваемая» сибирская язва по-прежнему может угрожать вологжанам

icon 21:59
icon 486 просмотров
Почти «неубиваемая» сибирская язва по-прежнему может угрожать вологжанам

 

Решить проблемы с захоронениями животных с сибирской язвой – болезнью, смертельно опасной в том числе и для человека, обещают на Вологодчине в нынешнем году. «Наша Вологда» попыталась разобраться в проблеме и выяснила, что успокаиваться рано: даже в официальной информации о нахождении скотомогильников – множество нестыковок.

Скрытая угроза

В Вологодской области первые массовые вспышки сибирской язвы (во всяком случае, достоверно зафиксированные) начались с середины 1930-х годов. Последний задокументированный случай относится к 1980 году: заболела овца в деревне Колпино Бабаевского района, ее труп сожгли. Абсолютное большинство опасных захоронений датируется 30-40-ми годами прошлого века. Но их безопасностью по-настоящему заинтересовались только в 1980-х годах: в тогдашние партийные ячейки на местах спустили директиву – найти скотомогильники и месторасположение зафиксировать.

Усилиями активистов появился первый список – около 80 захоронений по области. Это исследование, как позже, в 2000-х годах, заявят вологодские чиновники, «не было подтверждено документами и доказательствами». Начавшаяся в стране перестройка, развал Союза и «лихие девяностые» опять отодвинули проблему на второй план. Вернулись к ней в начале 2000-х годов. 

По словам известного вологодского эколога, члена региональной Общественной палаты Юрия Базанова, тогда с привлечением специалистов из Дании выяснялись возможные места захоронений животных (все данные затем передали в контролирующие органы). Так появилась пугающая цифра – более 500 потенциально опасных мест. Именно ее назвала в 2005 году «Российской газете» тогдашний помощник прокурора Череповецкой межрайонной природоохранной прокуратуры Мария Ячкуринских: 

– В области насчитывается 555 стационарно неблагополучных по сибирской язве территорий, где регистрировались случаи гибели животных. Их можно отследить по журналам учета, которые велись и ведутся в хозяйствах. Где находятся захоронения – и то примерно – известно лишь в девяноста случаях. Обычно в журнале оставлялась соответствующая запись, но, как правило, указывалось лишь примерное место захоронения. Как-то: рядом с тем-то домом. Учитывая, что у многих скотомогильников возраст солидный, того жилища уже может не быть и в помине, – рассказала представитель ведомства главному печатному органу государственной власти. 

Но, начиная с этого момента, число сибиреязвенных скотомогильников вдруг резко «уменьшилось». В 2008 году вет­инспекция, комментируя одну из историй с сибирской язвой в Вологде (о ней мы еще расскажем), назвала цифру – 37. Наконец, в начале 2010-х годов были обнародованы окончательные данные, которые сейчас и считаются достоверными. 

– У нас на территории области 54 скотомогильника, из которых 42 сибиреязвенных. В 2011 году в области была создана рабочая группа под председательством заместителя губернатора, которая призвана решать вопросы бесхозяйных, не обустроенных скотомогильников. В рамках государственной программы в области ежегодно выделяются средства на их обустройство и содержание. В настоящее время (выдержка из интервью 2017 года. – Прим. ред.) из 54 скотомогильников мы обустроили 40. Планируем, что в течение двух лет они будут приведены в соответствие с ветеринарными правилами, то есть постепенно эта проблема будет закрыта, – говорил начальник Управления ветеринарии с Государственной ветинспекцией Вологодской области Александр Мойсов. 

Что интересно, могильники уже в течение нескольких лет, с 2013 года, «пачками» передаются на содержание властям районов, а областной бюджет выделяет им деньги на обустройство захоронений. Закончить эту передачу планируют как раз в нынешнем году, из бюджета на содержание и обустройство выделено 1,2 млн рублей. 

Не дышать

Главная опасность невыявленных скотомогильников, по словам эколога Юрия Базанова, заключается в том, что на них может развернуться строительство или вестись хозяйство. Медицина гласит, что споры сибирской язвы передаются четырьмя путями: контактным, через пищу, через укусы насекомых, присосавшихся к больному животному, и воздушно-капельным. Таким образом, в местах, где случайно «вскроют» захоронения, нельзя не то что выращивать овощи, но в теории опасно даже дышать. 

– Представьте себе ситуацию: скотомогильник оказывается не отмеченным на плане, или его границы не уточнены. Кто-то приобретает землю в собственность и, естественно, начинает на ней что-то строить, копать. По моему мнению, потенциально опасные места, если о них есть какие-то сведения, должны учитываться при строительстве и продаже земельных участков, – считает Юрий Базанов. 

Странно, что мы не нашли в публичном доступе ни единой карты, ни подробного перечня тех скотомогильников с сибирской язвой в Вологодской области, чье местонахождение в регионе установлено официально. Между тем (опять же по официальным данным) таких захоронений нет лишь в восьми районах – Бабушкинском, Вашкинском, Верховажском, Никольском, Сокольском, Тарногском, Тотемском и Харовском. Плюс в двух крупных городах – Вологде и Череповце.

Во всех остальных районах существует вполне реальный риск – к примеру, при походе в лес – «нарваться» на бесхозное захоронение со смертельно опасными спорами. На генпланах, впрочем, эти точки отмечены, но не факт, что все! К примеру, когда в 2016 году случилась курьезная история в поселке Фетинино под Вологдой – местный безработный стащил ограду скотомогильника, – в ходе проверки оказалось, что на кадастровый учет этот участок поставили лишь пару лет назад. 

Не так хорошо продвигается дело и с обустройством бесхозных скотомогильников: эти объекты постоянно фигурируют в прокурорских проверках и судебных делах. Так, в июле 2013 года череповецкий природоохранный прокурор выдвинул иски к областному правительству по поводу того, что на четырех могильниках с сибирской язвой (в Вологодском, Шекснинском и Кирилловском районах) не соблюдался режим санитарно-защитной зоны. А режим этот предписывает запрет на любые стройки и ведение хозяйства в радиусе километра от опасного места. В этом же случае в санитарной зоне стояли жилые дома.
Еще одно подобное дело о захоронениях Сямженского района рассматривалось в Вологде совсем недавно, в апреле 2018 года, и там речь шла уже о пяти бесхозных могильниках, на которых не соблюдаются санитарные требования. Суд и в этом случае постановил привести опасные объекты в порядок (в срок до 1 сентября нынешнего года), а санитарную зону обеспечить к 2021 году. 

Где миф, где реальность

Что касается «пропавших» изо всех списков скотомогильников, то они периодически возникают в качестве городских или сельских легенд, со слов очевидцев. Одна из них связана с Вологдой: несколько лет назад под окнами дома №80 на улице Карла Маркса началось строительство (сейчас там стоит жилая многоэтажка), и жильцы, слышавшие от знакомых, что где-то в этом районе похоронено животное с сибирской язвой, не на шутку забеспокоились. Самое интересное, что факт подтвердился, правда, не на месте стройки: как заверили в Роспотребнадзоре, на самом деле захоронение находится чуть в стороне, в районе рынка – там нашла последний приют больная коза. Останки, как уверяют чиновники, заключены в бетонный саркофаг, а здание, которое стоит на этом месте, возвели на возвышении в целях соблюдения санитарных норм.

Еще одна история ходит среди жителей деревни Норобово, что примерно в 45 км от Вологды. В окрестных лесах существует место, которое грибники считают «проклятым», – его гостей начинает водить кругами по болоту. При этом легенда гласит, что здесь еще в Гражданскую войну располагалось кладбище больных лошадей (тоже подверженных сибирской язве), впоследствии заброшенное. Таких легенд по всей области на самом деле множество, и, возможно, стоит задаться вопросом, не правдива ли часть из них?

Галина Шалагина, главный специалист Управления ветеринарии с Государственной вет­инспекцией Вологодской области: 

– В данный момент из 42 сибиреязвенных скотомогильников на содержание районов переданы 36. Не обустроенными из них значатся восемь: один – в Великоустюгском районе, два – в Вытегорском и пять – в Сямженском районе. Все подобные скотомогильники зафиксированы на планах землепользования, поскольку представляют опасность для граждан. Что касается Вологды (ул. Карла Маркса. – Прим. ред.), то данный могильник не подтвержден документально, по этой причине в реестре его нет. 

Мария Дмитриева. Фото: корреспондент.net

Вологда, ул. Пушкинская, д. 1 (посмотреть на карте)
(8172) 76-90-04, (8172) 72-22-22, (8172) 72-11-31, (8172) 76-90-04