В области все чаще на слуху дела по тяжким статьям в отношении обидчиков детей

icon 11:11
icon 682 просмотра
В области все чаще на слуху дела по тяжким статьям в отношении обидчиков детей

В Вологодской области все чаще на слуху возбуждение дел по тяжким статьям Уголовного кодекса в отношении обидчиков детей. И вот очередная трагедия. На этот раз в Череповце. «Ребенок сам напоролся на нож и распорол живот», - на полном серьезе об этом заявляет следствие.

Суббота, тринадцатое

…На кухонном столе сверкали и переливались яркими красками фрукты и овощи: арбуз, красные перцы и оранжевая морковь, бледно-желтым мерцала дыня. Хозяйка готовила плов и отошла с кухни. Черноволосая кудрявая малышка Гульнара, завороженная радостной картиной в предвкушении праздника общего обеда бойко схватила табурет, подставила его к манящему столу. В одну секунду девочка вскочила на угол табурета, потянулась руками за ложкой, чтобы, вероятно, поковырять ею арбуз. Но не рассчитала: непрочная опора подвернулась и упала, с нее покатилась и маленькая Гуля с ложкой в руке. За ложкой на пол полетела вся подставка с приборами – ножами, вилками. За ними – поднос с нашинкованной морковью, помидорами, мясом и рисом. Падение с небольшой высоты оказалось роковым: вслед за страшным грохотом раздался пронзительный крик ребенка. Гуля вскочила и с ревом побежала в комнату к взрослым, неловко задирая белое платьице, которое быстро набухало кровью… 

Улица Пионерская – одна из самых уютных и зеленых в Северном микрорайоне Череповца. Именно здесь, в небольшой серой кирпичной пяти­этажке, купили в 2010 году двухкомнатную квартиру на первом этаже Айна и Рахат Асановы. 

Приехав из Киргизии на заработки, они планировали, что Череповец – их временное пристанище. Но оба нашли приличную работу, обосновались. Им понравился мирный характер местных жителей, разнообразие в магазинах и демократичные цены. Единственное, к чему трудно привыкали, – русский холод. Но зимы последнего десятилетия оказались почти неморозными, и постепенно Асановы обжились и решились на ипотеку. 

Одновременно они сдружились с парой из Узбекистана – Курбаном Гаджиевым и его женой Зухрой. Правда, Гаджиевы оказались не столь удачливы, жили на съемной квартире. Но оба работали, мечтали о своем жилье. Постепенно у пар появились дети – у Асановых дочке Розе недавно исполнилось четыре года, а пять месяцев назад родилась двойня – мальчики.  У Гаджиевых почти одновременно с Розой родилась Гульнара. Соседи видели, как дружно и уважительно живут эти две семьи, часто гостят друга у друга, хотя Гаджиевы снимали жилье в микрорайоне фанерно-мебельного комбината, что далековато от улицы Пионерской.
…В ту роковую субботу, как это часто бывало, Гаджиевы работали: Гулю оставить было не с кем. Утром 13 октября Зухра привела малышку Гульнару на улицу Пионерскую, в семью Асановых, и ушла в магазин, она работает продавцом. 

– Я никогда не сомневалась в этих людях, – расскажет она потом в кабинете следователя. – Даже была благодарна, что Рахик и Айна не отказывают мне посидеть с малышкой. К тому же Гуля очень любит свою подружку Розочку.    

Дома у Асановых царил привычный мир и покой: отец семейства после трудовой смены лег спать в небольшой комнате, малыши-груднички жили по своему режиму. Айна решила приготовить плов – национальное закавказское блюдо, которое в семье очень любили. Наступал вечер, девочки Роза и Гуля играли в большой комнате. Гуля показывала подружке новое белое платьице и особенную гордость: красные шерстяные колготки. 

Неожиданно заплакали двойняшки. Айна прекратила стучать ножом по разделочной доске: приготовление  плова подходило к концу. Но она поняла: поставить в духовку казан с аппетитным блюдом сейчас не успеет, пора покормить грудью малышей. Кинулась из кухни в детскую, мимолетно глянула на девочек: те были заняты важным делом, укладывали куклу в постель. Женщина по­обещала им, что покормит мальчишек, и они пойдут есть арбуз.

«Мои красные колготки»

Однако ароматы из кухни уже завладели Гульнарой, она поняла, что путь к кухне открыт. Вскочила с ковра и кинулась к арбузу в надежде опередить хозяйку дома. 
– На истошный крик ребенка сбежался весь дом, – рассказал нам источник в правоохранительных структурах, не пожелавший быть названным. – Она медленно брела по ковру, схватившись рукой за живот. Задранное платьице, скорчившееся от боли личико. Ее сразу уложили на диван, осмотрели – девочка кричала, что ей больно. Рану увидели не сразу – на ней были те самые красные колготки, которые в первый момент скрыли большие алые пятна. Взрослые кричали: «Покажи, где больно?! Что случилось?» И лишь спустя несколько минут в центре животика увидели зияющую рану.

Наш источник сообщил далее, что как только увидели рану на животе Гульнары, вызвали «скорую помощь» и позвонили матери девочки. Все поначалу пребывали в шоке от неожиданности и страха. И лишь потом Айна догадалась побежать на кухню. Глазам ее предстало зрелище: опрокинутый поднос с нарезанными продуктами, арбуз, овощи, а также ножи, вилки и ложки вместе с подставкой для сушки – все валялось на полу рядом с перевернутым вверх ножками табуретом. Малышка тут же была доставлена в стационар. 

– С колото-резаным ранением брюшной полости ребенка госпитализировали в БУЗ ВО «Череповецкая детская городская больница», – сообщила 15 октября старший помощник руководителя СУ СК РФ  по Вологодской области Наталья Летенкова. 

Она рассказала также, что вечером того же дня, 13 октября, сразу после сообщения о ЧП в Череповец выехала оперативно-следственная группа, в состав которой вошли судмедэксперт, сотрудник инспекции по делам несовершеннолетних УМВД, следователи. Возглавил группу первый заместитель руководителя СКР по Вологодской области Сергей Кинякин. 

– На чрезвычайные происшествия, касающиеся детей, выезжают самые высокие региональные чиновники. Это бывает нечасто, но когда речь  идет о жизни детей, необходимо по горячим следам выяснить  механизм и причины трагедии. Для этого в рамках расследования будет проведен целый комплекс экспертиз, включающих судебно-медицинскую – о направлении раневого канала,  ситуационную и криминологическую, о возможных причинах получения ребенком ранения. Исключать ни одну из версий мы пока не можем, все они будут тщательно проверяться, – рассказали нам в региональном СКР. Гаджиевы и Асановы не стоят ни на каких учетах, обычные благополучные семьи, девочки ходят в детский сад. 

– Мы приехали в больницу в составе группы, – рассказал все тот же анонимный источник. – Мать Гульнары сидела в коридоре заплаканная, отец был напряжен, находился на грани нервного срыва. Точно так же вели себя и Асановы. Все ждали исхода операции. Когда вышел хирург, он сказал, что пока к Гуле никому нельзя. Мать снова зарыдала, но медик пообещал, что уже завтра, 14 октября, малышку можно будет навестить, ее переведут из реанимации, и мама сможет лечь в стационар с ней вместе. Так и вышло. 

Нам стало известно, что четырехлетней Розе – маленькой очевидице трагедии – тоже понадобилась помощь, и с ней ведут работу психологи проекта «Зеленая комната». Проект открыт в марте 2018 года в рамках Благотворительного фонда «Дорога к дому» для работы с детьми, ставшими жертвами насилия. В нем же проходят реабилитацию пострадавшие в разных ситуациях дети. Региональное руководство  СКР рекомендует  использование этого проекта и для органов УМВД – поэтому следователи регионального УМВД уже нередко прибегают к помощи «Зеленой комнаты».  Также выяснилось, что родители пострадавшей девочки – Гаджиевы  живут в России без надлежащих документов. 

Сейчас здоровью Гульнары ничего не угрожает. Девочка перенесла операцию, и на следующий день из отделения реанимации переведена в общую палату. Возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью».  Расследование уголовного дела продолжается. 

Ирина Полетаева, «Наша Вологда»
(Имена и фамилии членов обеих семей изменены.)