Вологжанин потратил четыре месяца, чтобы доказать свою невиновность в мелком правонарушении

icon 23:51
icon 269 просмотров
Вологжанин потратил четыре месяца, чтобы доказать свою невиновность в мелком правонарушении

Два визита в полицию, несколько судебных заседаний, консультации юристов, проверка на детекторе лжи – все это прошел житель Вологды Олег, чтобы снять с себя обвинение в мелкой поломке почтового ящика, которое лично для него могло обернуться серьезными последствиями. Все дело было построено на словах единственного свидетеля, однако это не помешало практически засудить мужчину, если бы он не обжаловал приговор. Маленькая драма ценой в 300 рублей штрафа во всей красе показала работу полицейской и судебной системы.

Неудачный визит

...Тихий семейный вечер обычной вологодской пары. Олег с супругой Полиной пьют чай на кухне, в комнате играет 5-летняя дочурка. Вдруг – звонок: «Олег Алексеевич, это участковый опорного пункта полиции №3, к нам обратились ваши бывшие родственники». Вологжанин в недоумении: он точно знает, что ничего противозаконного не совершал. Собираясь на участок, он и предположить не мог, что эта история затянется на несколько долгих месяцев.

А началось все в 2010 году – с первого неудачного брака Олега. 

– Не хотелось бы сильно ворошить прошлое, но ни о какой любви и взаимопонимании там речи не шло с самого начала, – говорит вологжанин. – Однозначно это вина обоих, и моя тоже. Скажу только, что у бывшей супруги чувства закончились практически на выходе из ЗАГСа, и в отношении вскоре родившегося ребенка всегда были сугубо меркантильные интересы – побольше денег и недвижимости. Я пытался сгладить конфликты: подарил дочке жены от первого брака свою единственную жилплощадь – долю в квартире родителей, подписал еще в браке алиментные обязательства на крупную сумму. После развода бывшая жена отсудила ребенка себе, затем они вместе с ее матерью начали претендовать на то, чтобы занять квартиру моих близких. Я, зная, что они и так не нуждаются в жилье, выступил против.
С нынешней женой Полиной Олег познакомился еще в 2009 году. Пару лет спустя общие неурядицы объединили их: у Поли распался первый брак, у Олега семейная жизнь не клеилась. Он начал тайно встречаться с Полиной, в 2013 году у них родилась дочь. Но Олег, по его собственному признанию, сильно привязался к Лизе – дочери от первого брака, росшей у него на руках. С Полиной они на время расстались, при этом молодая женщина сделала все, чтобы не подводить возлюбленного: не стала указывать отца в свидетельстве о рождении, не затребовала алименты и даже дала дочке другое отчество. Несколько лет Олег помогал младшему ребенку тайком. Только после развода он возобновил отношения с давно любимой женщиной, и в этом году все, казалось бы, закончилось «хэппи-эндом» – они с Полиной поженились и стали жить вместе. 

В середине апреля Олег приехал к бывшим родственникам – в семью первой жены  на улицу Северную в Вологде, чтобы поздравить старшую дочь с днем рождения. Поехал вместе с Полиной, тогда еще официально невестой, но, чтобы не вызывать лишних вопросов и конфликтов, на свидание отправился один. И, как выяснилось, зря.

– Бывшая жена и ее мать встретили меня в подъезде с очередными бумагами – требовали подписать согласие на то, чтобы фактически выселить моих родителей и сестру с маленьким племянником «в интересах ребенка», – рассказывает вологжанин. – Я отказался, попросил увидеться с дочкой, мне ответили, что у девочки небольшая температура, и она спит. Тогда я отдал самокат, который привез в подарок, ушел прогуляться, мы с Полиной прошлись по магазинам, купили моей дочери куклу. Когда вернулся, девочку ко мне вывели в подъезд – холодный и прокуренный, так что общение было недолгим, не станешь же больного ребенка держать в такой обстановке. Я расспросил Лизу, как у нее дела, как здоровье, подержал на руках, поцеловал и ушел. 

А через две недели вологжанина прямо в выходной день оторвали от семьи и вызвали в полицию.

Семь кругов

Первый визит в полицейский участок на улице Разина прошел довольно мирно. Олегу рассказали, что им звонила его бывшая теща и утверждала, что во время встречи с дочкой он, когда уходил, сломал почтовый ящик. Олег честно ответил, что к ребенку действительно приезжал, но ничего подобного не делал, и, в свою очередь, спросил участкового, почему в органы бывшие родственники обратились только через две недели. Участковый пояснил, что заявления по ящику нет, поэтому дело ограничится беседой и устным предупреждением. Инцидент исчерпан? Как бы не так!

Еще две недели спустя вологжанина вызвали на участок повторно. 

– Появилось заявление от управляющей компании ОАО «Фрязиново» с просьбой привлечь к ответственности «неизвестное лицо», повредившее ящик, – рассказывает Олег. – Кроме того, бывшая теща начала утверждать, что я ей угрожал и она якобы сама видела, как я ударил по ящику. Кроме ее показаний и акта осмотра ящика с непонятно какими повреждениями, в деле, по сути, ничего не было. Тем не менее, полицейский  сразу сообщил мне, что в случае несогласия с протоколом передаст дело об административном правонарушении в суд. Я, естественно, не согласился, дал объяснения по делу и стал ждать повестку, понадеявшись, что судья разберется в деле более объективно. И, к слову, мне удалось побеседовать с жильцами, они говорят, что ящики действительно кто-то ломал, но гораздо раньше – еще до Нового года. 

– Я была вместе с мужем во время обоих визитов к участковым, – говорит супруга Олега  Полина. – И очень хорошо помню, что сначала версия была совершенно иной: бывшая теща Олега говорила, что услышала какой-то шум, спустилась из квартиры и увидела, что ящик сломан. А потом женщина  кардинально поменяла свои показания. Я попыталась сказать полицейскому, но он даже слушать меня не стал – заявил, что я не являюсь непосредственным свидетелем происшествия. 

Готовясь к суду, Олег и Полина думали, как можно снять ложное обвинение. Так пришла идея пройти проверку на детекторе лжи. 

– Я знал, что никаких доказательств против меня больше нет и не будет. И решил, что детектор лжи поможет: с одной стороны – показания единственного свидетеля, который заведомо меня ненавидит, с другой – точный прибор, который невозможно обмануть, – говорит Олег. 

На первом заседании мирового суда вологжанин присутствовал в одиночестве. Судья Виктория Моисеева спросила, признает ли он свою вину. Олег ответил, что нет, и попросил отложить рассмотрение дела. К этому моменту он уже договорился со специализированной организацией в Череповце и заявил, что готов пройти детектор лжи за свой счет. Судья согласилась, заодно вызвав «потерпевшую сторону» – управляющую компанию и свидетеля – бывшую тещу. 

– Процедура на полиграфе обошлась нам в «круглую» сумму, но это было делом принципа, – поясняет жена Олега Полина. – Я была абсолютно уверена, что мой любимый ничего подобного не совершал – уж мне-то он рассказал бы о конфликте! А когда мы получили результат, все встало на свои места: аппарат с вероятностью 96% показывал, что Олег не бил никаких ящиков на улице Северной ни в апреле, ни до, ни после. 

Приговор и апелляция

На следующее заседание суда Олег шел спокойно. Выслушал обвинения бывшей тещи, затем предъявил судье Моисеевой исследование на полиграфе. Вынесение вердикта из-за отсутствия коммунальщиков отложили. На последнее заседание пришла Полина, она рассказала судье о том, как менялись показания свидетеля. Никаких иных доказательств в деле по-прежнему не фигурировало, поэтому пара была в легком шоке, услышав приговор: виновен, 300 рублей штрафа. При этом результат детектора лжи судья отвергла под предлогом того, что он не может являться доказательством по делу. 

Позже профессиональные юристы объяснили Олегу: дальше выяснять обстоятельства дела судья не могла, так как истекал 3-месячный срок давности привлечения к ответственности за административное правонарушение («Повреждение чужого имущества с незначительным ущербом»). Штраф вологжанину дали минимальный, но, по его словам, несправедливый приговор мог иметь большие последствия.
– Судья фактически отстранила меня от старшей дочки. Как я пойду к ребенку, зная, что на меня опять что-нибудь напишут, а полиция и суд этому поверят? И повод ограничить меня в правах появился: мол, приехал к дочери, угрожал, совершил правонарушение, и вот вам приговор!

Олег был вынужден срочно обращаться к помощи специалистов – на обжалование вердикта мирового суда у него оставалось десять дней. Юрист Николай Шалаевский (на фото), изучив материалы дела, посоветовал, на что именно обратить внимание: доказательств нет, в том числе и вещественного, экспертизы не проведены, полиграф свидетельствует в пользу «приговоренного», свидетель – пристрастен, даже время и место «правонарушения» в заключении судьи указаны неверно. Жалоба, в которой были подробно перечислены все недоработки полиции и мирового суда, заняла четыре печатных листа. В результате вышестоящая инстанция – городской суд – встала на сторону Олега. 

– Судья Марина Зайцева, рассматривавшая апелляцию, внимательно изучала материалы дела. Она пришла к выводу, что факт правонарушения не доказан, и дело, по идее, нужно вернуть на повторное рассмотрение. Но поскольку срок давности для привлечения к ответственности истек, приговор просто отменили на этом основании, – поясняет вологжанин.

По словам Олега и Полины, они были неприятно поражены тем, как работает система при подобных делах.

– Четыре месяца в общей сложности моего мужа таскали по полиции и судам, отрывали от семьи, от работы, и все – из-за одного-единственного человека, который решил его оговорить! – возмущается Полина. – У меня просто нет слов. Хочу, чтобы люди узнали об этом случае и понимали, как себя вести, если столкнутся с такими проблемами.

Мария Дмитриева, «Наша Вологда»

Имена всех героев статьи, за исключением должностных лиц и профессиональных юристов, изменены.