image

80 лет назад Череповец стал вологодским

80 лет назад Череповец стал вологодским

Исторические соседи — Череповец и Вологда — не сразу нашли друг друга, на протяжении двух веков они существовали административно независимо. Но 1937 год внес свои коррективы, и Вологодская область — душа Русского Севера — получила в дар будущее «горячее сердце» региона. Сегодня Вологда и Череповец — крепкий тандем, два «полюса», на которые опирается вся экономика региона.

Параллельными тропами

Первое упоминание названия «Вологодская» появилось еще в бытность Петра I, когда входящие в состав огромной Архангельской губернии земли получили название Вологодской провинции. В 1777 году Череповец получил статус города, а наши соседи-вологжане спустя три года обрели статус Вологодского наместничества с 19 уездами. Cпустя еще 6 лет Вологда наконец вышла из состава Архангельской губернии и стала центром собственной губернии.

Череповец в это время числился уездным городком Новгородской губернии и обретался в таковом статусе до революции. В марте 1918 года, на волне очередных территориальных преобразований, возникла Череповецкая губерния, куда входили устюженские, кирилловские земли и Тихвинский уезд. И в таковом качестве просуществовала Череповецкая губерния почти десять лет. В 1927 году ее упразднили до Череповецкого округа Ленинградской области, а в 1930-м наш город стал одним из районных центров Ленобласти — кстати, у некоторых старожилов, родившихся в тридцатых годах, в паспорте местом рождения обозначен Череповец Ленинградской области.

Спустя 7 лет, 23 августа 1937 года, в Ленинграде состоялось расширенное совещание партактива Северо-Запада, на котором рассматривался вопрос об административно-территориальном делении региона, а ровно через месяц была образована Вологодская область, к которой отошел и Череповецкий район.

Город в подарок

В результате слияния новоявленная административная единица — Вологодская область — получила не только изрядный земельный надел в виде Череповецкого района площадью свыше семи с лишним тысяч квадратных километров, но и город, который в долгосрочных государственных планах индустриализации значился как центр металлургии. И если в 1937 году численность населения города едва перевалила за 20 тысяч, то спустя два с небольшим десятилетия Череповец уже приближался к званию «стотысячник».

Но в 1937-м это был провинциальный городок с 14 государственными фабрично-заводскими предприятиями. Самым крупным из них был завод гаражного оборудования «Красная Звезда».

А как в то время к вопросу административного подчинения относились жители Череповецкого района? Мы воспользовались некоторыми архивными документами и выяснили, что, несмотря на эпохальность события, изъявшего Череповец из не слишком теплых объятий Северной столицы и причислившего черепан к сонму вологжан, сей факт нимало не занимал жителей бывшей Череповецкой губернии. Да и стоит ли удивляться, если обыватели за предшествующие десять лет, оставаясь на месте, успели административно «переехать» трижды. Так что новый «переезд» в состав Вологодской области остался, пожалуй что, и незамеченным ни рядовыми горожанами, ни тем более жителями окрестных деревень. Жизнь шла по накатанной колее.

Октябрь-1937

В Центре хранения документации специалисты по нашей просьбе нашли протоколы заседаний президиума Череповецкого городского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов за июль — октябрь 1937 года. Горсовет, заседавший традиционно после рабочего дня, с 6 вечера до полуночи, решал насущные вопросы — практически такие же, какие и сегодня решают дума и мэрия.

80 лет назад горсовет призывал горздравотдел отнестись ответственно к лечению пациентов с желудочно-кишечными заболеваниями и «в корне изжить все недочеты в постановке ухода за больными». Рассматривал отчеты об исполнении бюджета за первое полугодие 1937 года и планировал дальнейшие расходы бюджетных средств. Не были обойдены и такие вечные темы, как безопасность отдыха на городских реках и пляжах, освещение улиц и ремонт дорог, выделение материальной поддержки многодетным семьям и трудоустройство на время летних каникул «подростков в возрасте 14 лет и материально необеспеченных».

В списке из двух десятков городских предприятий, обязанных принять мальчишек и девчонок в ученики, фигурируют и ныне действующие — водочный завод, мясокомбинат, кондитерская фабрика… 10 подростков обязали взять предприятие со странным названием — «Чекоразнопромсоюз». Мы с коллегами попытались расшифровать сие наименование, но, кроме того что первый слог указывает на принадлежность к городу, так ничего и не разобрали.

Вологодское оканье

Всякий, кто бывал в Вологде и Череповце, отмечает, что череповчане и вологжане по-разному говорят. Вроде бы всего-то два часа езды до областной столицы, но когда я бываю в Вологде, захожу в магазины, сижу в кафе на центральных улицах, я с удовольствием вслушиваюсь в окающий говорок вологжан, в неторопливую «растяжку» слов. Там, в Вологде, с друзьями я отдыхаю душой от суеты Череповца, но через пару дней уже начинаю скучать по стремительности речи и событий, присущей нашему городу.

Про череповецкий говор я решила узнать у диалектологов и уже готовилась услышать об особости, может быть, даже исключительности… Но Наталия Тихомирова, кандидат филологических наук, доцент ЧГУ, мягко, но уверенно осадила меня: «Неправильно вычленять один город или район из большого массива северного наречия. Но некоторые отличия от вологодского говора в Череповецком районе существуют».

Территория, на которой расположен Череповецкий район, находится на стыке двух противоположных диалектических групп — северо-западной и северо-восточной, что и обусловило небольшое отличие вологодского и череповецкого говора. Что касается оканья, то это неотъемлемая часть всего северного наречия, и за пределами Череповца жители окрестных деревень так же окают, как и вологжане. А вот современный говор, присущий нашему городу сегодня, никто специально не изучал, но явно заметное отличие от говора других городов Вологодчины является следствием многих исторических причин. Язык, на котором говорят череповчане, подвергался большим изменениям на протяжении нескольких десятилетий начиная с 1937 года, когда к нам начали ссылать «неблагонадежных» ленинградцев. Череповецлаг, организованный на территории района в конце 1930-х, тоже оказал влияние — заключенные из разных уголков СССР были сосланы сюда на строительство водохранилища. В годы войны город стал пересыльной станцией, эвакопунктом. Но самое большое влияние на говор череповчан оказала комсомольская стройка. На строительство гиганта металлургии съезжалась молодежь со всех концов огромной страны, и в этом многонациональном столпотворении распевное вологодское «о» растворилось, остался только легкий намек. Под воздействием историко-экономических причин изменился сам стиль речи горожан.

Но самым важным остается то, что мы все — вологодские.

Татьяна Васнецова, Медиа-центр

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии 0

Нет комментариев
Рекомендуемые компании