Давай, до свидания: банк «Вологжанин» опустили во второй эшелон

icon 07:13
icon 1 113 просмотров
Давай, до свидания: банк «Вологжанин» опустили во второй эшелон

 

С 1 января 2019 года Центробанк России санкционировал переход к системе своеобразного банковского «апартеида» (в переводе с языка южноафриканских колонизаторов – раздельное развитие белой и черной рас). Отныне банки с собственным капиталом свыше 1 млрд рублей получили универсальную лицензию, дающую право на оказание полного перечня банковских услуг; банки с собственным капиталом до 1 млрд рублей вынуждены довольствоваться базовой лицензией с ограниченными услугами.

Из трех оставшихся банков с вологодской пропиской обладателем лицензии более высокого уровня стал банк СГБ, в то время как двое других – банк «Вологжанин» и  СеверСтройБанк – получили базовые лицензии. А поскольку никому не хочется признавать себя второсортной структурой, введению новой банковской  классификации предшествовала целая пиар-кампания, призванная доказать, что базовая лицензия отличается от прежней сугубо формально, а по сути все остается по-прежнему.

Но это не так. Даже в официальном релизе пресс-службы областного управления ЦБ РФ содержится признание, что «банки с базовой лицензией ограничены в проведении некоторых операций с иностранными клиентами» (конец цитаты). О каких именно операциях речь, Центробанк не уточняет. Но если имеется в виду запрет на получение кредитов в иностранных банках, то эта новация очень сильно бьет по финансовым возможностям «базовых» банков. 

При этом зачисление во второй эшелон не избавляет банки от угрозы отзыва лицензии. Скорее, наоборот: надзорные ведомства и клиенты будут проявлять повышенную бдительность по отношению к банкам этой категории, поскольку они де-юре признаны более слабыми. 

И дело, думается, не только в размере капитала. Тот же банк «Вологжанин» имеет капитал в пределах 600 млн рублей. До миллиарда далековато, но учитывая достаточно сильный состав собственников (включая, в частности, руководителей Вологодского подшипникового завода),    найти ресурсы для докапитализации при желании можно было. Да вот беда: желания почему-то не возникло. События развивались в противоположном направлении: за два года «Вологжанин» потерял 21 процент своего капитала (в абсолютных цифрах – 160 млн руб.). Серьезный урон понесли и другие индикаторы: за тот же период активы банка упали на 20 процентов (почти на миллиард рублей), вклады физических лиц – на 17 процентов (полмиллиарда рублей), средства на расчетных счетах юрлиц – на 41 процент (одна треть миллиарда). 

Эту статистику можно понять так: даже если собственники дорожат «Вологжанином» и не хотят его «сливать», то рисковать своим капиталом для развития банка они не хотят еще больше…