Приехали! В Вологде исчезают такси

icon 22:41
icon2 344 просмотра
Приехали! В Вологде исчезают такси

 

Низкий профессионализм власти, «протухшая» экономика и моральная деградация общества – важнейшие компоненты быстро ухудшающейся ситуации на городском рынке такси. 

Любой, кто регулярно имеет дело с этим видом транспорта, наверняка подтвердит, что в Вологде вызвать таксомотор в часы пик или в непогоду – большая удача. Зачастую даже согласие пассажира ехать по «срочному» тарифу, превышающему стандартную цену этой услуги на 30-40 процентов, не гарантирует своевременного прибытия машины по оговоренному адресу. Иной раз ожидание затягивается настолько, что использование рейсового автобуса или «своих двоих» становится не только более экономичным, но и более оперативным способом добраться до цели.  

Классический вопрос русской литературы «Кто виноват?» не имеет однозначного ответа. К созданию проблемы приложили руку все понемногу. Власть, которая не помогает, а мешает развитию сферы частных перевозок. Издыхающая экономика, оставившая без средств значительную часть клиентов такси. Деградация общественной морали, превращающая таксистов и пассажиров в нетерпимых и враждебных друг другу невротиков.   

Логика власти понятна: погубив своими безмозглыми реформами значительную часть градообразующей промышленности, она пытается разжиться деньгами на всем, что еще дышит (даже если дыхание больше напоминает предсмертный хрип). Отсюда и экстравагантные проекты, вроде пресловутого «народного контроля», который инициировал областной нардеп Долженко. Ходит кучка таких вот народных посланцев в сопровождении ибддшников и отлавливает таксистов, у которых на машине номера чумазые или страховка закончилась вчера пополудни. И им до лампочки, что этот несчастный таксер купил машину в кредит под самые высокие в мире банковские проценты (нет, вру, в африканском государстве Зимбабве кредиты еще дороже, чем в России), и ему уже не до чистоты и не до страховки: ему нужно срочно отбить кредит, чтобы не потерять машину. 

Экономическая составляющая тоже на поверхности. Богатые ездят на личных машинах, бедные руководствуются принципом «Наши люди в булочную на такси не ездят» и пользуются автобусами/троллейбусами, а пресловутый средний класс так обнищал, что ему приходится считать каждую сотню. И среди всех таксомоторов он выберет не легальный, чистый, исправный, безопасный, застрахованный на все случаи жизни, а стало быть дорогой. Он выберет линялый драндулет с незакрывающейся дверью и поломанным кондишеном, но по бюджетным расценкам. Приличную машину за такие деньги содержать невозможно, и лучшая часть таксистов на лучших машинах уходят с рынка. 

Моральный фактор, возможно, не главный, но все же нельзя не брать его в расчет. Невежественные и хамоватые таксисты, не знающие город и относящиеся к пассажирам вполне по-советски («Че ты дверью хлопаешь, как свою бабу по ляжкам?»), явно не способствуют расцвету службы такси. В той же степени, в какой не способствуют этому невежественные и хамоватые пассажиры («Если не умеешь ездить, дома сиди, блин!»)…

И вот мы имеем то, что имеем. Такси вновь становится дефицитом, каким оно было в дореформенный период…