image

Кавазашвили: Валера Воронин вполне мог быть и большим государственным деятелем

icon 14:46
icon449 просмотров
Кавазашвили: Валера Воронин вполне мог быть и большим государственным деятелем

 

Сегодня, 17 июля лучшему игроку СССР 1964-65 годов Валерию Воронину исполнилось бы 80 лет. Еженедельник «Аргументы недели» попросил Анзора Кавазашвили, партнера Воронина по московскому «Торпедо» и сборной СССР, сказать свое мнение об этом человеке.      

«Это был человек громадного таланта. Талантище! Бог наградил его умом, футбольным интеллектом, техникой, но этот человек был рожден не только футболистом, он вполне мог быть большим государственным деятелем. Умница, занимался самообразованием, знал в совершенстве английский язык, и вообще был замечательный мальчик. Он возмужал в «Торпедо». В юном возрасте его пригласил в команду и поставил в основной состав наш великий тренер Виктор Маслов. Валера играл в центре полузащиты (тогда играли по разным схемам - 4-2-4, 4-3-3, 4-4-2). Не очень скоростной, но с мячом был на «ты».

Отобрать мяч у него было очень сложно. Он умел все – держать мяч, отобрать, сыграть в пас, прекрасно читал игру, знал, в какой момент запустить мяч в свободную зону нападающему. Тогда впереди в «Торпедо» играли классные нападающие: слева - Олег Сергеев, в центре – Гусаров, Стрельцов позже пришел (из тюрьмы – прим. ред.), справа – Славка Метревели. В сборной выполнял те же функции. Его все очень любили, был спокойный, неконфликтный, аристократ – у него и речь была аристократа и вел себя,  как аристократ. И семья у него была красивая, из ансамбля «Березка» жена Валентина. Никогда у Валеры не было никакой звездной болезни. Просто его болельщики начали портить – приглашали в рестораны, на частные пикники. Для всех была огромная честь, что присутствует за столом Валерий Воронин. Но в такой же ситуации не раз оказывались и Валентин Иванов, и Стрельцов. Но Валера… расслабился, можно так сказать, начал сбавлять по спортивным показателям. Все бы, может быть, и ничего, но случилась беда...

Когда он в составе сборной был на сборах, его иностранная делегация пригласила на экскурсию. Он на своей машине сопровождал автобус, заснул за рулем, разбился, пережил  клиническую смерть. После этого начали настоящие проблемы. Все пошло наперекосяк. Никто не думал, что он восстановится после аварии, но через год уже играл. Это было удивительно! Такая сила воля была. Но играл недолго – все-таки последствия аварии сказались. Все переломано - лицевые кости, нос, ноги, отбиты внутренние органы… Собирали по частям. Такого даже врагу не пожелаешь… Его освободили из команды, потому что уже не тянул, и он начал пить. Его физическое состояние и моральное было не такое, чтобы он продолжал работать в «Торпедо». Но зарплату платили… И вот потом эта нелепая смерть – кто-то ударил тяжелым предметом по голове…»