Жизнь после «Аксона»: кто следующий претендент на банкротство?

icon 17:37
icon 915 просмотров
Жизнь после «Аксона»: кто следующий претендент на банкротство?

 

Банкротство Аксонбанка, представленного в Вологде двумя операционными офисами, не стало большой сенсацией. О том, что этот банк не жилец, сведущие люди догадались еще летом прошлого года, когда Аксонбанк сначала отключили от централизованной системы электронных платежей (БЭСП), а спустя несколько дней оставили без операционных серверов, изъятых следственной группой.  

Понятно, что подобные совпадения не бывают случайными. Скорее всего, Центробанк и правоохранительные органы уже тогда были осведомлены о грубых нарушениях в работе Аксонбанка, де-факто превратившегося в кормушку для своего хозяина – костромского бизнесмена Андрея Озерова. Но то ли в ситуацию вмешался некто всемогущий, то ли сработали еще какие-то «подковерные» факторы – в любом случае год назад до банкротства не дошло. Аксонбанк получил «отсрочку приговора», которой он, однако, не сумел или не захотел воспользоваться. 

Как бы то ни было, банкротства кредитных организаций, зарегистрированных в Вологде или имеющих здесь свои представительства, уже стали для нас привычными. Только в текущем году скорбный список банков, расставшихся с жизнью, пополнился Мосуралбанком, банками «Рублев» и «Советский», а теперь  еще и Аксонбанком… 

Неудивительно, что вологодская банковская клиентура нервничает. Она  пытается нащупать какую-то внутреннюю логику в действиях главного финансового регулятора, который в одних случаях закрывает глаза и на гигантские убытки, и на другие проблемы банков, а в других случаях безжалостно банкротит кредитно-финансовые организации,  вполне, казалось бы, поддающиеся оздоровлению. 

Но один неглупый человек заметил, что трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Тактика Центробанка России либо слишком хитроумна, чтобы в ней можно было разобраться, либо просто отсутствует как таковая. И клиентам приходится гадать на кофейной гуще, кто следующий в очереди потенциальных банкротов?

Впрочем, список короток и со временем становится еще короче. Если исключить отсюда крупные федеральные банки, которые слишком велики, чтобы упасть, то под подозрением окажутся всего два региональных банка – «Вологжанин» и Севергазбанк. И если ситуация с СГБ на данный момент не вызывает серьезных опасений, то по поводу банка «Вологжанин» так не скажешь. 

Сегодня этот изначально небольшой вологодский банк продолжает терять силы. Данное обстоятельство может не бросаться в глаза, если сравнивать показатели соседних месяцев, но совершенно неоспоримо, если оценивать более продолжительную динамику. Так, с начала прошлого года нетто-активы КБ «Вологжанин» сократились почти на 10 процентов – с 4, 78 до 4,31 млрд рублей.  Еще более значительные потери (минус 20 процентов) понес собственный капитал банка, который уменьшился с 586 до 474 млн рублей. Существенно ухудшилось  состояние кредитного портфеля: с февраля прошлого года общий объем выданных «Вологжанином» кредитов сократился с 2, 34 до 2, 05 млрд рублей (почти на 13 процентов), при этом просроченная задолженность клиентов банка выросла на треть – с 95 до 130 млн рублей. Контрастным образом снизился интерес к банку «Вологжанин» со стороны физических и юридических лиц: средства на частных вкладах уменьшились с 2,76 до 2, 59 млрд рублей (минус 6 процентов), средства на счетах предприятий и организаций – с 0,9 до 0,6 млрд (минус 27 процентов). 

Названные цифры нельзя назвать смертным приговором, который окончателен и обжалованию не подлежит. Тем не менее сохранение негативной динамики на сложившемся уровне явно не обещает банку «Вологжанин» легкой жизни…

Михаил Ростов, специально для портала Вологда-поиск