За пять лет учебы в детской «художке» возненавидела рисовать и никогда не свяжу жизнь с творчеством

мнение читателей
12-06-2024
- Мам, не хочу ходить в «художку»! – недавно заявила мне 11-летняя дочь. Я закончила сама детскую художественную школу, но профессией моей рисование не стало. Прекрасно знаю, почему так случилось. Сейчас я крепко задумалась. Капризы дочери заставили меня погрузиться в неприятные воспоминания, копаться в них и жестко рефлексировать. 
 
Вообще-то, рисование, безусловно - классное хобби. Но - не всем может подойти. И это далеко не всегда становится отдушиной и снимает стресс, как нас пытаются уверить разные профильные сайты.
 
В моей жизни именно сам процесс рисования стал причиной стресса, каждую «картину» писала, превозмогая себя. Если честно, ненавижу рисовать, никогда не свяжу свою жизнь с рисованием. Хотя мой любимый и знаменитый старинный шкаф «до потолка», перешедший в наследство от бабушки, забит коробками с акварелью,  гуашью и маслом, наборами карандашей и пастели, ластиками, и главной ценностью моей молодости – кистями. Тут и белка, и пони, и колонок, и еще бог знает что. Голландские, советские и даже самодельные! Самыми крутыми в моем детстве считались кисти из человеческого волоса – эластичные и прочные! Натуральные!
 

Итак, моя дипломная живопись - халтура халтурная. Заканчивала я ее через силу и боль. И главная причина этой ненависти – именно художка. Из-за нее у меня сформировалось стойкое отвращение к рисованию, потому что там было «не очень».
 
Во-первых, я рисовала не «для себя», а «на оценку». Для меня первых три класса было главным, чтобы меня высоко оценили, вот такая была глупая. В четвертом я уже забила на это и просто рисовала, потому что делать больше нечего было.
 
Во-вторых, иногда мое творчество могли разнести. Я понимала, что без критики не будет и роста, но мне тогда этот рост и не нужен был. Я в принципе рисовать никогда не любила, но после ДХШ прям возненавидела.
 
В-третьих, ограничения - везде. «Цветочки с облачками»,  вольные композиции, темная обводка предметов натюрморта «остались в детском садике», настоящие художники 24/7 рисуют горшки. Я настолько нарисовалась этих горшков, что могу уже с закрытыми глазами их писать. Только на уроках композиции мы рисовали то, что душе угодно. Но – тоже в известных пределах.
 
В-четвертых, педагоги. Мне очень не повезло с учительницей: ей постоянно казалось, что я ее оскорбляю. Ругала меня, даже выгоняла за двери за мои «смешки». Школа стоит до сих пор в центре города, и я одиноко шла под дождь или снег. Учитель уверяла меня, что она «заслуженная», потом звонила родителям. Честно, я до сих пор пытаюсь понять: что я такого ей сказала.
 
В-пятых, рисование через силу. Бывали дни, когда просто сводило скулы от нежелания рисовать, но было надо. С 15 до 18 часов. Сиди на месте и рисуй, а если будешь отвлекаться – ну, я уже сказала выше. 
 

Теперь не рисую вообще, у меня до сих пор в голове мысль: «Если нарисую что-нибудь, как это оценят?».
 
Обучение наше состояло из четырех часов рисунка, трех часов живописи и трех часов композиции в неделю. Были еще история искусств и лепка, но я хочу их забыть, особенно лепку.
 
Рисунок у меня всегда получался не очень, да и вообще графика – самое сложное в мире. Головы, вазы, горшки, самовары, кубы и конуса, луковицы и ненастоящие яблоки, ничего интересного.
 
Не всегда, конечно, рисовали горшки. Иногда нам ставили задания, вроде «натюрморт в монохроме» или «графический натюрморт». Училка всегда верещала: «Рисуют в садике малыши, а мы - пишем!". Мы и писали, кто – как.
 
На уроках композиции было, где разгуляться. Иногда мы рисовали на конкурсы, иногда учителя сами придумывали нам темы. Эскизы для дипломной композиции мы рисовали полгода, а следующие полгода мы рисовали саму композицию. Это было ужасно скучно и малоэффективно. Затирали до дыр листы, переделывали по многу раз. Тоска! За свою «композу» сегодня мне стыдно, все это были какие-то детские рисунки, вернуться бы в прошлое и нарисовать на их месте какую-нибудь пухлую женщину на диване. Но я изобразила Стойкого Оловяного Солдатика из сказки. Просто наша училка была помешана на Андерсене. Но когда я нарисовала волну, накрывающую моего солдата, она высмеяла меня при всех, сказала, что это – не волна,  какой-то «статический гребешок»! Так и сказала! Было обидно до слез. Тогда я «гребешок» этот перерисовывала раз десять, мне ведь было 14 лет. Даже не представляю, как бы сегодня я отбрила любительницу этого извращенца Андерсена! 

Итак, в художественное училище я поступать не стала. На фоне моих талантливых соучеников я чувствовала себя полной бездарностью, к тому же с «двойкой» по поведению. Трое из нас - поступили. Я просто не представляю, чем может заработать художник в наше время. Рисовать непристойные вещи для людей в интернете? Продавать картины? Может быть, но красота это настолько эфемерное понятие, что определить что красиво, а что нет, не может никто. Кроме комментаторов в группах ВК, вот они-то точно знают. Преподавать? Но я же - сама бездарность, чему смогу научить подростков? А если и они начнут смеяться надо мной?
 
И отсюда вытекает еще одна причина: я жутко боюсь критики, оценки своего творчества.  
 
В общем, с рисованием у меня связаны исключительно негативные эмоции. Ненавижу рисовать, и за кисти не бралась с тех пор никогда. И я счастлива, что больше мне этого не надо делать.
 
Рисование - для меня не путь расслабиться и не способ заработать. Уважаю всех художников, потому что понимаю, как им тяжело. Всем художникам желаю удачи во всех начинаниях. А если вам не нравится то, что вы делаете - смело бросайте!
 
- Дочка, ты не пойдешь в художку! – решительно отрезала вчера своей малышке.  – Хочешь, купим электрический синтезатор?...
В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.