image

Приватизация Гулага: частный капитал сможет эксплуатировать заключенных

На злобу дня
09:47
1 392 просмотра
Михаил Ростов
Приватизация Гулага: частный капитал сможет эксплуатировать заключенных
Фото из интернета

 

Соответствующий закон вступил в действие 1 января 2020 года. На начальном этапе речь идет только об обитателях колоний-поселений, но если эксперимент оправдает себя, то со временем, возможно, к ним присоединятся и осужденные исправительных заведений общего режима.

Это решение, как водится, мотивируют благовидными причинами. В настоящее время многие колонии-поселения расположены вдали от предприятий, где можно трудоустроить осужденных. В то же время многие из этих людей, помимо пребывания в колонии, обременены денежными штрафами, которые они не могут выплачивать в связи с отсутствием работы. 

Замкнутый круг? Может быть, но так ли хорош способ решения проблемы, найденный законодателями?  В США, к примеру, уже полвека существует сеть частных тюрем, где сотни тысяч заключенных трудятся за минимальную зарплату, установленную в данном штате. Но, во-первых, речь идет о тюрьмах, где сидят настоящие преступники, а не о колониях-поселениях, где зачастую сидят жертвы трагической случайности, вроде ДТП со смертельным исходом. Во-вторых, американские правозащитники настойчиво борются за отмену подневольного труда в частных тюрьмах, не без оснований оценивая подобный труд как узаконенное рабство.

Конечно, без трудоустройства обитателей колоний-поселений им действительно трудно рассчитаться с долгами, и это осложняет их жизнь после освобождения. Но  альтернатива «частному Гулагу» все-таки есть, и она предельно проста. Дело в том, что ни в одной стране мира, кроме России, не существует такого вида пенитенциарных учреждений, как колония-поселение. За ненасильственные преступления, совершенные впервые и без злого умысла, виновных карают условным заключением и крупными штрафами. Поэтому оптимальным решением вопроса была бы ликвидация колоний-поселений, не выполняющих никакой воспитательной функции, но коверкающих судьбы людей, которые по сути своей преступниками не являются.