Шарят по карманам: зачем власти хотят отслеживать деньги

icon 16:17
icon596 просмотров
Шарят по карманам: зачем власти хотят отслеживать деньги

 

Президент Владимир Путин на днях провел рабочую встречу с директором Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрием Чиханчиным. Глава ведомства отчитался о больших успехах в работе. И в обозримом будущем эти успехи сможет почувствовать на себе буквально каждый россиянин. Он станет совершенно «прозрачным» для государства. А главное, станут прозрачными его финансы — не только доходы, но и расходы.

Чаще всего в обывательском сознании Росфинмониторинг ассоциируется с борьбой с незаконным выводом средств за границу. В этом ведомство тоже преуспело. Как сообщил Юрий Чиханчин, совместно с «чекистами», в частности, были раскрыты схемы финансирования выезда из России желающих присоединиться к боевикам-исламистам.

Однако основная сфера интересов Росфинмониторинга – это российская финансовая сфера. Например, борьба с фирмами- однодневками. И всякий, кто занимается бизнесом, знает, что обналичивать деньги стало гораздо труднее.

А разговоры по поводу «подозрительных контрагентов» с контролирующими органами приходится теперь вести намного чаще, чем, скажем, лет 10 назад. Больше стало и внесудебных арестов (заморозки) денежных средств на основании того, что та или иная трансакция показалась банку подозрительной. А банк, в свою очередь, бдит потому, что над ним стоит не только ЦБ, но и Росфинмониторинг. И будет бдить еще сильнее.

Как следует из доклада Чиханчина президенту, число фирм-однодневок сокращается на полмиллиона в год. Росфинмониторинг отслеживает 3,6 млн государственных контрактов на более чем 7 трлн рублей, охват компаний и сфер деятельности при этом постоянно растет. По словам Чиханчина, количество организаций, хозяйствующих субъектов, которые попали в зону мониторинга руководимого им ведомства, превысило два миллиона.

Уже в скором времени не только фискальные органы, но и сами банки будут еще более придирчивы к клиентам, боясь обвинений со стороны «финансовой разведки» в том, что они способствуют отмыванию денег и легализации «преступно нажитых средств». Не только бизнесу, но и простым гражданам надо быть уже сейчас готовыми к тому, что те или иные трансакции могут быть заморожены как подозрительные, а банки будут еще чаще требовать разные документы и справки для подтверждения законности операций. В том числе и ретроспективно – по отношению к тем средствам, которые уже лежат, скажем, у вас на депозите.

Вы-то думали, что они уже «легализованы», а это может оказаться не так, и банк попросит более убедительные доказательства законности происхождения ваших миллионов, нежели устное объяснение, что вы их некогда удачно выиграли в МММ.

При внесении крупных сумм наличными на счет будут просить предоставить справку НДФЛ, как минимум.

То же самое уже в обозримом будущем наверняка коснется и системы «мгновенных переводов» с карты на карту. Вроде бы страшно удобно. Можно расплатиться за покупку, за услугу, взять в долг и отдать долг. Но не расслабляйтесь. Вас, как говорится, заманивают. Вас разве не смущает, что такие «удобные» формы переводов без каких-либо подтверждающих документов мало где в мире встретишь? Сейчас во многих случаях такие трансакции обслуживают сделки, которые, проводись они как официальные контракты, непременно подпадали бы под налогообложение той или иной стороны.

Сумма таких переводов в прошлом году резко выросла, намного превысив 20 трлн рублей. Более того, она превысила и сумму, которую россияне обналичили, снимая деньги через банкоматы, — примерно в полтора раза.

Однако тем самым государство сделало важный шаг: оно приучает вас к удобным быстрым безналичным расчетам и отучает от наличных, которые куда труднее контролировать.

Пока банки, как правило, не задают лишних вопросов по поводу мелких сумм, скажем, до 15 тыс. рублей. Однако, история алгоритмов ваших переводов (и контрагентов), что немаловажно, копится и рано или поздно может быть использована против вас. И неудобных вопросов, по мере развития технологий по контролю и учету (в том числе на основе искусственного интеллекта), будет возникать все больше, а порог сумм, подлежащих обязательному контролю и объяснению с вашей стороны, будет снижаться.

В докладе президенту глава Росфинмониторинга обозначил уже и следующую цель: борьба с «налом». «Большие, крупные магазины за «наличку» реализуют, а потом начинают ее потихонечку продавать не инкассируя. Сейчас мы как раз с Центральным банком, правоохранительными органами работаем в этом направлении», — доложил Чиханчин.

К этому еще можно вспомнить недавнюю инициативу бизнеса, охотно поддержанную президентом, о снижении комиссии платежных карт, которые они взимают с тех же магазинов. Это тоже поможет увеличить долю безналичных платежей. Эта доля в последние годы стремительно растет. В прошлом году она уже превысила 55% от общего объема (лет пять назад едва было 25%).

Нетрудно предсказать, что по мере достижения некоего уровня, государство выйдет с мерами по ограничению предельных сумм для расчетов наличными, как это уже сделано в ряде стран.

Пока такие меры могут показаться слишком «социально рискованными», — все же число сторонников нала по-прежнему велико в нашей стране, их возмущение может стать заметным. Однако когда их останется 20-30%, ими и борьбой с их этой вредной привычкой займутся более плотно. В целях опять же прозрачности расчетов. Первыми падут такие «бастионы», как покупка за наличные недвижимости, чего уже нет, пожалуй, нигде в мире. И каковую проблему уже давно можно было бы решить на уровне банков и органов регистрации, выработав четкие гарантии как покупателям, так и продавцам. Те же аккредитивы, эскроу-счета и пр. Затем настанет очередь автомобилей, затем будет установлен определенный порог для всех дорогих покупок. Центробанк еще в 2012 году предлагал ограничить наличные расчеты определенной суммой – сначала 600 тыс. потом 300 тыс. Однако затея не реализовалась.

Между тем, такие ограничения уже есть в ряде европейских стран (во Франции, Норвегии, Дании, Швеции и некоторых других), а также в Мексике и в союзной с нами Белоруссии.

В США формальных ограничений нет, но неформальные – достаточно жесткие. Скажем, если вы вдруг начнете депонировать на банковский счет даже мелкие (не говоря о крупных) суммы наличными (так называемое «дробление» — structuring), то это скорее всего вызовет подозрения банка, он сообщит куда надо, и налоговая служба сначала заморозит подозрительную сумму, а затем конфискует, если вы (именно вы должны доказывать) не докажете законность происхождения средств.

Ежегодно IRS США таким образом взимает в казну несколько миллиардов долларов. А если вы вдруг снимете наличными большую сумму (для разных банков она разная, но может начинаться и с 5 тыс. долларов), то с высокой вероятностью банк донесет на вас в полицию, и вам зададут неприятные вопросы, зачем вам понадобилось столько «кэша» в стране, где даже чаевые вписывают безналом в чек.

Вне всякого сомнения, это и наше если не самое ближайшее, то не очень отдаленное будущее. Государство хочет и будет контролировать все ваши доходы и довольно быстро научится сопоставлять их с вашими расходами. Оно, может, и сейчас уже бы поставило бы всю страну на этот счетчик, особенно вооружившись искусственным интеллектом, который быстро научится анализировать алгоритмы поведения участников финансовых операций на предмет их законности, как сейчас (об этом Чиханчин тоже рассказывал) научился анализировать «типичное поведение террориста».

Но тут есть нюанс. И он политический. Ведь в этом случае под удар «дурной и неразборчивой машины» (то есть этого интеллекта) попадет в том числе и многочисленная «чиновничья братия».

Официальные доходы которой слишком часто не сходятся с неофициальными, а также с расходами. И наверху это вовсе ни для кого не секрет. Мы имеем то чиновничество, которые мы имеем. Разрубить этот «гордиев узел» одним махом – это значит сменить чуть ли не всю бюрократическую элиту. На какую? Импортировать? Слишком резкий прессинг по отношению к бюрократии, опоре власти, высокие доходы которой постепенно все-таки выводят на свет, точечно вычищая отдельных зарвавшихся ее представителей, может вызвать ропот среди номенклатуры. А это гораздо хуже и опаснее, чем ропот среди простых обывателей, если их обяжут расплачиваться в магазинах только пластиковыми картами. Они-то как раз промолчат и привыкнут. Удобно же. К тому же большинству россиян скрывать особенно от финансовых разведчиков и налоговиков нечего. Они действительно бедны. Хоть так просвечивай, хоть эдак.

Источник: Gazeta.ru