Мама и свекровь после рождения родного внука хотят, чтобы мы вернули приемного ребенка обратно в детский дом

истории читателей
10-12-2023

С Сережей женаты 11 лет. У меня тяжелая форма эндометриоза, не могла зачать. Лечилась, перенесла несколько операций, пила гормоны, но все безрезультатно. Сережа не собирался меня бросать.

Два года назад младшая племянница заразила меня краснухой. Я в детстве ей не болела, и переносила болезнь очень тяжело. По блату зять госпитализировал меня и 6-летнюю племянницу в детскую инфекционку. В больнице начало расти число ковидников и обычные палаты стали сокращать. К нам заглянула заведующая и поставила перед фактом, что в нашу палату переведут 5-летнего детдомовского мальчика с краснухой.

Первое что меня поразило в Игорьке – поведение ребенка. Он не приставал с расспросами, ничего не просил, а спокойно сидел на кровати и болтыхал ножками. Время от времени я задавала ребенку вопросы, разговаривала с ним, угощала фруктами. Он радовался таким знакам внимания.

Как-то раз попросила мужа тайком передать нам шоколадные батончики. Сладости отдала детям. У меня слезы навернулись на глазах, когда Игорь спросил, как это есть и открывать.

Мужу много писала об Игоре, сбрасывала видео с детьми. Как-то раз Сережа написал: «А тебе мальчик действительно понравился? Может, усыновим?». Идея любимого понравилась. Еще в больнице закинули удочку, муж начал собирать пакет документов. Впереди ждало хождение по мукам: школа приемных родителей, разговоры с психологом, обивание порогов опеки. В общем, в жизни все оказалось не так просто, как в кино. Но Игорешу все-таки забрали.

Мы навещали его 2-3 раза в неделю, когда оформляли документы. Он быстро привык к нам. Поэтому через пару дней вел себя в доме уверено, словно всю жизнь прожил с нами.

В прошлом году Игорь пошел в школу. Я как раз тогда почувствовала сильную слабость. Вроде бы на работе не уставала, Игорю легко давалась учеба, но энергии на все дела не хватало. А через месяц я «отравилось». Рвало дальше, чем видела. Такое состояние продолжалось два дня. С мужем мы не предохранялись, и я давно забила на лечение. Все пустила на самотек. Сделала тест на беременность, он оказался положительным. Через 9 месяцев родился Ваня. Мы с мужем оба были счастливы.

С небес на землю нас спустили бабушки. Я из-за грудничка на руках не в состоянии забирать ребенка со школы. Муж тоже не может. Попросили свекровь и маму по очереди забирать Игоря со школы, гулять с ним после уроков и помогать с домашним заданием. Они обе не обрадовались.

Моя мама пару раз сказала: «Вот не пойму, зачем вы взяли на себя такую ношу? Родили своего и радуйтесь. А Игоря вернули бы обратно».

Cвекровь вообще хватило на 2 месяца. После ноябрьских праздников она заявила нам с мужем: «Мне чужая кровь не нужна. Кто его родители? Небось алкоголики или маргиналы какие-то. Я растить чужого внука не собираюсь. Возвращайте обратно! Я вам не помощник».

Вот такую поддержку получили мы с мужем. Наняли няню для Игоря, которая забирает его со школы, гуляет с ним и учит уроки. Но бабушки не успокоились и продолжают капать на мозг. Они верят, что я еще и второго смогу родить, поэтому ноша в виде Игоря мне сто лет не нужна. Я искренне не понимаю их, как можно рассуждать о живом человека так, словно он перчатки. Уж даже вещи возвращают через 2 недели после покупки, а не спустя 1 год 3 месяца. Я никогда не сделаю больно Игорю. Сейчас я в полной мере наслаждаюсь материнством и радуюсь, что Бог позволил мне стать мамой этим двум мальчикам.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.