Ели жмых, чтобы утолить голод

icon 01:18
icon 1 807 просмотров


Когда началась Великая Отечественная война, папу Михаила Владимировича по брони, не взяли на фронт.  Он работал начальником Орса Сухурпа. А в 37 лет находясь в командировке, умер от сердечного приступа. Мама,   Павла Дмитриевна,  осталась с нами  3 детьми на руках. Мне было 6 лет, сестре 4 года, а братику – 1 год 7 месяцев.  Дома было очень голодно и маме даже предлагали отдать нас в детдом, но она не согласилась.  И начался холод, голод, страх. Чтобы как-нибудь выжить приходилось нам с мамой собирать мороженую картошку на поле Турундаева.  За жмыхом ходили на рынок и его жевали, чтобы утолить голод, а мама из него пекла оладьи.  

Собирали остатки сена, чтобы прокормить козочку. Я всегда старалась помогать маме: полоскала белье на реке, разгребала снег. Чтобы протопить печку ездили с санками за речку на пилораму за обрезками реек.  Мама и я, чем могли, помогали бойцам на фронте:  шили кисеты, носовые платки, вязали носки из овечьей шерсти. Нам даже пришло несколько фронтовых писем со словами благодарности за наши подарки.

Помнится, при сигналах воздушной тревоги я пряталась под стол. Было темно и страшно. В первом классе  занималась в хоровом и  танцевальных кружках, часто выступали перед ранеными в госпитале. Бойцы улыбались и обнимали нас. А когда пришла Победа, это было счастье. 

Лукьянова  Ира Михайловна

Поэтесса Евгения Сергеева

Дети войны

Глаза, открытые на мир,
Вбирали радость бытия…
И вот нагрянула война,
Затмили тучи Ра.
Одела в серые одежды,
Убрала радость в их глазах.
Угасла вера и надежда,
Посеяв ненависть в сердцах.
Ко всем врагам, к ревущим танкам
И к вою падающих бомб.
Он был всего лишь пацаненком,
Она девчушкою была.
Дитя войны не доросло
До звонкой юности – весны.
И пели песни соловьи
Не для нее, не для него.
Усталость, холод, голод, 
Легли на плечи узкие.
Глаза смотрели зорко,
И взрослость стала жгучая.
Ему на поле брани
В шинели не по росту.
А ей в колхозе дальнем
Земля казалась камнем.
Глаза не досыпали, буренку запрягала 
И, взявши под уздцы пахала
И пахала, и верила и знала,
Что хлеба ждут бойцы.
Дети войны, воины – дети,
Как хорошо вам жилось бы на свете.
Если б не ястреб, не коршун с орлом,
Не затухал бы в душе огонек.
Дети войны, воины – дети.
Как вам сейчас живется на свете?
Не сладкая доля досталась Вам.
Вынести тяжесть ужасной войны.
За вами болезни гурьбою бегут:
То сердце притихнет,
То хрустнет в костях,
То дети излишне качают в правах.