image

Иллюзия самоизоляции: власть не может, а народ не хочет

На злобу дня
icon 18:27
icon 3 557 просмотров
icon Михаил Ростов
Иллюзия самоизоляции: власть не может, а народ не хочет

 

Информация о том, что противоэпидемические меры в Вологодской области будут продлены до 1 июля, не вызвала того ажиотажа, на который можно было рассчитывать. 

Во-первых, ничего другого, по большому счету, вологжане и не ожидали. В условиях, когда федеральный центр лукаво переложил всю ответственность за ситуацию с COVID-19 на руководство регионов, намекнув чуть ли не на уголовную ответственность чиновников за плохие показатели заболеваемости и смертности – в этих условиях власти на местах не остается ничего иного, кроме как «праздновать труса», растягивая карантинные меры, словно резинку известного предназначения. В подобных случаях, понятное дело, интересы экономики и бюджета отходят на второй план. Как говорил персонаж одного старого кинофильма, «никому не хочется видеть голубое небо в крупную клетку».  

Во-вторых, безоговорочно прав был Салтыков-Щедрин, который еще 150 лет назад отметил, что кажущаяся суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. 30 марта с.г. информационные ленты в стиле фронтовых сообщений Совинформбюро предупредили население о введении в области полной самоизоляции для граждан. Насколько пунктуально осуществляется этот режим на практике, можно судить благодаря проекту «Индекс самоизоляции», разработанному поисковым сервисом «Яндекс». В воскресный день 10 мая, когда отдыхают даже не ушедшие на карантин предприятия и организации, полуденный индекс самоизоляции в Вологде составлял 3,0 единицы, что равнозначно характеристике «На улице есть люди». И это далеко не худший показатель. На протяжении майских дней индекс периодически проваливался до уровня 2,5 балла («На улице много людей»), и даже до уровня 2,0 балла («На улице очень много людей»). Если верить этим цифрам, то по степени свободолюбия вологжане опережают не только москвичей, питерцев и нижегородцев, а почти всех россиян (за исключением еще более «разнузданных» дальневосточников). 

В-третьих, вологжан напрасно упрекают в недостаточной предприимчивости (особенно если вспомнить хрестоматийную фразу «Жить захочешь – не так раскорячишься»). Ограничительные меры по отношению к «хозяйствующим субъектам» привели к тому, что значительная часть из них ушла не на самоизоляцию, а «в тень». Многие парикмахерские, мастерские, салоны и пр. продолжают работать, пардон, с заднего хода. При этом, естественно, они не платят никаких налогов, поскольку формально не имеют никаких доходов. 

Контролировать все эти процессы на надежной конституционной основе власть не может. Запрет на работу без компенсации – это современный вариант конфискации собственности, которая не может быть оправдана никакими эпидемиями. И трудно исключить, что после возвращения к привычной жизни суды окажутся завалены исками разорившихся предпринимателей о незаконности действий органов управления…