России нужно новое село!

России нужно новое село!
Евгений Шулепов
Депутат государственной Думы

О возрождении деревни в России активно говорят уже несколько десятилетий. Особенно остро тема звучит последние 20 лет, когда неравенство экономических условий заставило людей массово переезжать из сельской местности в города в поисках лучшей доли. Когда-то крепкие села, которые многое повидали на своем веку – голод, коллективизацию, войну, – не выдержали обычной конкуренции с городами. В итоге сейчас четверть населения страны буквально «доживает» в сельской местности. «Доживает», поскольку большинство из них – люди пенсионного возраста или приближающиеся к нему. Выходит, спасать деревню просто не с кем и некому. Тогда зачем снова и снова заводить старые песни о главном, делая очередные попытки спасти тонущий корабль? 

– Евгений Борисович, вы часто высказываетесь на тему деревни. Вы предлагали возрождать кооперативное движение, создать новый на­циональный проект развития сельских территорий, а в своем регионе реализуете пилотный проект стратегического развития сельской территории на примере небольшого села Сметанино. Зачем? 

– Потому что убежден – деревня нужна России. Наша страна занимает шестую часть суши. У нас огромная территория, до сих пор, кстати, не до конца освоенная. Если мы хотим обеспечить свою стратегическую безопасность, должны делать ставку на освоение каждого уголка страны. Большие агломерации сделают нас уязвимыми. Во-первых, потому что мы потеряем навыки освоения территорий. Во-вторых, за нас их освоят другие. 

– То есть вы считаете, что возрождение деревни – вопрос национальной безопасности? 

– Да, и он требует комплексного подхода. Сейчас мы наблюдаем точечные улучшения на селе, а в целом разрушение деревни продолжается. Почему? Ведь у нас есть государственная Стратегия устойчивого развития сельских территорий – комплексный документ. Но реализовать его на практике в полной мере так, как это задумано, не получается. 

Убежден, что ошибка в неправильном системном подходе. Работа проводится сверху вниз. Чиновники придумали Стратегию, не спросив людей, что им-то надо. И пытаются выполнить поставленные задачи, по сути, в режиме ручного управления. Но в такой большой стране без опоры на местные сообщества это просто невозможно сделать. 

Поэтому госполитика должна начинаться снизу – от каждого конкретного человека, его целей и ресурсов. То есть прежде чем писать Стратегию развития сельских территорий страны, должна быть Стратегия у каждой конкретной деревни, у каждого поселения. Люди должны строить планы вместе с властью и местным бизнесом и затем на принципах партнерства и соучастия достигать поставленных целей. 
Кстати, только так и можно добиться комплексного подхода в развитии села, учитывая интересы каждого конкретного человека, все сферы жизнедеятельности. А сейчас мы видим явный перекос в сторону аграрного сектора. Между деревней и сельским хозяйством поставлен знак равенства. Поэтому и ответственным за развитие села назначен Минсельхоз. Бесспорно, развивать сельское хозяйство необходимо. Нужно наращивать производство важнейших видов продовольствия, проводить ускоренную модернизацию АПК. Решать не только задачи обеспечения собственной продовольственной безопасности, но и развивать экспорт продуктов питания. 

Но сельская жизнь не сводится только к сельхозпроизводству! Более того, современные высокотехнологичные роботизированные комплексы практически не требуют труда людей. Недавно был на открытии подобной фермы на 540 голов в селе Харычево Вологодской области. Для обслуживания этого комплекса в смену достаточно всего пары специалистов. Так что одни только фермы и коровники не спасут деревню от вымирания. 

– А чем еще заниматься на селе, если не сельским хозяйством? 

– В этом заблуждении и кроется камень преткновения! Пора отказаться от устаревшего представления о селе как о месте, где можно только разводить скот и пахать землю. Пора перестать навязывать селянам крестьянский образ жизни. России нужно новое село! В котором качество жизни будет на порядок выше, чем в городе. Тогда сельская жизнь окажется вне конкуренции.

– Нужно дать людям на селе те же самые блага цивилизации, что и людям в городе? 

– А почему у горожан есть возможность посещать бассейн, а у селян такой возможности нет? Почему горожане ездят по асфальту, а деревня до сих пор во время осенне-весенней распутицы становится отрезанной от цивилизации? Почему горожане в свободный вечер могут пойти в кинотеатр или посмотреть кино в интернете, а люди в селах до сих пор не имеют сотовой связи? 

Между тем, согласно ст. 19 Конституции РФ, у каждого гражданина страны независимо от места жительства равные права. И государство обязано обеспечить эти права сельским жителям. 

– Вы предлагаете построить города на месте деревень? 

– Я предлагаю создать условия, при которых люди вместе с властью захотят построить села нового типа с доступом ко всем благам цивилизации и параллельно с возможностью вести деревенский образ жизни. 

– Как это возможно сочетать? Перед тем, как пойти на завод, походить по травке у дома? 

– В том числе и так. Несколько лет назад был в финской деревне. Первое, что бросилось в глаза, – городская инфраструктура. Асфальтированные дороги и пешеходные дорожки, супермаркеты, салоны красоты, фитнес-центры, общественный транспорт. При этом люди живут в своих частных домах, имеют большой участок земли, где могут в том числе выращивать экологически чистые продукты. Они живут в единении с природой, вокруг озера и леса, поют птицы. По утрам у дома можно походить по траве – в городе у вас не будет такой роскоши. А потом они могут сесть в машину и поехать на работу, в бассейн, кафе... 

– Напоминает одноэтажную Америку. Но где Европа и Америка, и где мы? 

– Такие поселки есть и в России. Причем не где-то в богатом центре, а на окраинах. К примеру, Яр-Сале – небольшое село на полуострове Ямал. Ничем не отличается от финской деревни, о которой только что рассказал. Там живет пара тысяч человек. У них есть бассейн, спортзал, Дом культуры с кинотеатром, рестораны, школа-дворец, больница и поликлиника с наличием всех узких специалистов. У них даже есть собственное телевидение. Состав населения там смешанный. Немалую долю занимают местные жители, так называемые аборигены – ханты, манси, ненцы. Традиционно, они занимаются разведением оленей. Но уже не живут в чумах, как раньше. Они имеют благоустроенные квартиры и учат своих детей в хороших университетах, при этом продолжают заниматься скотоводством и собирательством. 

– Вы хотите пересадить крестьян с лошадей на иномарки и вместо лопат дать им в руки смартфоны? 

– Я хочу, чтобы у крестьян была возможность ездить на иномарке и пользоваться смартфоном. Сейчас во многих деревнях и то и другое для большинства людей недоступно по разным причинам. 

А человек всегда искал и будет искать лучшего для себя. Поэтому люди продолжат уезжать в города, где всегда можно найти жилье и работу, удовлетворить свои минимальные душевные потребности походом в кино или кафе, к примеру. А когда минимальные потребности удовлетворены, человек начинает думать о большем. Он во всем захочет эстетики. А в нынешней деревне много ли ее осталось? Долгое время эту роль выполняла природа. Люди так и говорили – не уезжаем из деревни, потому что тут у нас под боком поля, леса, речка, тишина и простор. А сейчас вокруг многих деревень леса вырублены, реки обмелели. Чему радоваться в таком селе?  

Поэтому, уверен, что будущее российской глубинки – в создании сел нового типа, где у людей будет не просто доступ ко всем благам цивилизации, а даже больше. Где, как не в деревне, к примеру, строить индивидуальные умные дома, полностью автономные, которые сами вырабатывают электричество и тепло? Где, как не в деревне, переходить на новый уровень экологической  безопасности, к примеру, полностью обеспечивая себя продуктами, выращенными своими руками? Где, как не в деревне, запускать безотходные производства, к примеру, в деревопереработке, чтобы каждая иголочка и опилочка шли в дело? Иными словами, село нового типа должно представлять собой современную, высокотехнологичную, абсолютно безопасную, здоровую среду. 

– И как вы полагаете строить новую деревню? 

– Для начала отказаться от развития деревни только через сельское хозяйство. Экономика села должна быть многоукладной! 

Многим кажется, что это фантастика. Но давайте вернемся на несколько десятилетий назад, когда в России каждая деревня была, по сути, маленьким государством в государстве со своей многоукладной экономикой. В деревне было более двух тысяч видов производств! Каждое домохозяйство представляло собой артель – аналог малого бизнеса. Деревенские люди не только кур разводили да грибы с ягодами собирали. Они делали запчасти для машиностроения, шили одежду и обувь качественнее, чем легкая промышленность того времени, производили продукты питания, которые экспортировались по всему миру, выпускали предметы роскоши, не уступающие лучшим образцам современного ювелирного искусства. 

Артели объединялись в кооперации, чтобы удешевить производство, организовать сбыт продукции, обеспечить возможности быстрых и дешевых кредитов внутри кооперации. Таким образом, деньги и ресурсы с территории не вывозились, а шли на общее дело, на развитие многоукладной локальной экономики. 

Проще говоря, село очень успешно само себя содержало, да еще и города кормило. 

– Можно ли вернуть такую жизнь в деревню сейчас?

– Да, если обеспечить комплексный подход. То есть параллельно развивать все сферы жизни людей в деревне. 

К сожалению, пока мы далеки от этого. Приведу пример.  Был недавно в одной из деревень, где по Программе устойчивого развития сельских территорий была построена новая школа. В целях экономии строили по типовому проекту – здание больше похоже на оптовый склад или магазин. Так что об эстетике и интересных архитектурных решениях говорить не приходится. Пока строили школу, многие люди уехали из этой деревни, потому что никаких благ цивилизации там нет: грунтовая дорога до райцентра в удручающем состоянии, продуктов свежих в магазине не купить, развлечься негде – кому интересен старый советский Дом культуры? В итоге, в момент сдачи школы недобор учеников в нее составил 30 процентов.

прашивается, для чего строили тогда? Это пример бессистемного некомплексного подхода к развитию села, когда точечные улучшения не спасают ситуацию.

– Но как обеспечить этот комплексный подход? 

– А как после войны деревни и города были построены заново? С помощью волшебной палочки? Разумная государственная политика, оптимизм и трудолюбие людей в считанные годы подняли страну с колен. Так неужели сейчас, имея новую технику, знания, навыки, и в мирной жизни мы не способны сделать это?

Во-первых, нужен постоянный федеральный мониторинг происходящих изменений в регионах и их оценка. Никто не считал, сколько вкладывается в развитие села. Принято думать, что всего 16 миллиардов по одноименной программе Минсельхоза. Но это же заблуждение! Посчитайте затраты по программам всех министерств и ведомств, посчитайте региональное и муниципальное софинансирование. Вы увидите сумму в сотни миллиардов рублей. Так что деньги есть, надо только более эффективно их использовать!

Во-вторых, нужны долгосрочные Стратегии развития каждой деревни, каждого поселения, которые будут интегрироваться в Стратегии более высокого уровня. Они должны учитывать все ресурсы, имеющиеся на территории, все сферы жизнедеятельности людей, их перспективы. Это нужно для того, чтобы люди увидели свое будущее в этих планах, чтобы у бизнеса появилось понимание горизонтов. 

– Кто эти Стратегии будет делать, если людей на селе уже почти не осталось, а если кто и остался, то им не до Стратегий? 

– Верно, без лидеров и их обучения ничего не получится. На кого делать ставку? Например, на кооперативы. Я уже говорил об историческом опыте. Всего лишь несколько десятилетий назад Россия была самой сильной кооперативной экономикой в мире! Так почему бы не вернуться на проторенную дорогу и не сделать ставку на кооперацию? 

У кооперативов есть лидеры. Это база пайщиков, которые являются наиболее активными жителями сельских территорий. У них есть компетенции. Это сотрудники, обладающие опытом финансового и бизнес-планирования. У них есть ресурсы. На уровне страны уже создана сеть организаций, способная аккумулировать разные виды капитала. Кооперативы социально ориентированы, обладают большим опытом реализации социальных проектов на селе, когда не прибыль важна, а человек и его счастье. Только на таком принципе и можно построить новое село!

– Допустим, активисты-селяне напишут Стратегии, свои мечты. И что дальше? Кто их будет исполнять? 

– Это уже третья задача. Необходимо перейти от бюджетного планирования к более эффективному – стратегическому. Сегодня мы работаем так: есть деньги – планируем. Нет денег – значит, ничего не планируем, и развитие остановилось. А действовать надо наоборот: сначала Стратегия, а под нее – ресурсы. Опыт показывает, если цели выстроены, ресурсы всегда найдутся!  

В-четвертых, необходимо на законодательном уровне закрепить за сельской местностью статус особой социально-экономической территории со всеми вытекающими отсюда преференциями. Это важнейшее условие! Жить и работать на селе должно быть в разы выгоднее, чем в городе. Деревня должна быть вне конкуренции! Дешевая земля, бесплатный доступ к коммуникациям, сверхнизкие налоги, льготные кредиты для предприятий и жителей, льготная ипотека, бесплатные программы переподготовки кадров, льготный доступ к местным ресурсам (воде, земле, лесу) и множество других преференций. Только так мы сможем повлиять на сознание людей и на их решение переехать в сельскую местность, строить там свой дом, открыть там свой бизнес, рожать и воспитывать детей.

И, наконец, убежден, что нам необходимо создание отдельного министерства по развитию сельских территорий. Его цель – вывести село из кризиса, превратить дотационную глубинку в передового участника экономического процесса. Для этого новое ведомство, прежде всего, должно взять на себя координацию работы всех участников этого процесса, обучение сельских активистов. И заняться мобилизацией средств, которыми мы на самом деле уже сегодня располагаем в большом количестве. 

– Насколько реально то, о чем вы говорите? 

– Снова возвращаюсь к истории. Изучите опыт нашей страны, мы так жили совсем недавно. Это являлось нашей реальностью. До сих пор в деревнях стоят грандиозные белокаменные храмы и великолепные усадьбы европейского типа – наследие тех времен, когда село ничем не уступало городу. Сохрани мы те подходы, сейчас Россия была бы первой экономикой мира. Это подтверждает опыт Китая, Индии, Южной Кореи... Эти страны взяли лучшее из российского опыта развития села и за короткий период совершили экономическое чудо! К примеру, Китай за 30 лет сделал скачок от самой бедной азиатской страны до главной экономики мира, обогнав США. Именно за счет многоукладной сельской экономики, построив села нового типа и нового времени. А что мешает России? 

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии

22.12.2018, 23:59
Как ни странно, Китай, Индия и Корея, якобы взяли из Российского опыта лучшее, и на этом поднялись. Что же Россия-то, за это время, пока эти страны поднимались на нашем опыте, про$р@ла этот свой опыт и превратила село в труп ? Ни кто не хочет ответить, почему сейчас всё именно так в нашей стране ? Кто, как и почему убил село ? Скоро уже 20 лет как под предводятелством одного человека живём, а всё только хуже и хуже становится ... Бедные беднеют, а приближённые и жополизы богатеют .. Легко толкать заумные речи, когда средняя зарплата простого рядового в городе 20тр и обложена поборами, а зарплата в гос-дуре 400тр и дополнена кучей льгот и бонусов за счёт бюджета. Вы там горазды только пенсионный возраст повышать, да налоги с поборами, попутно говно законы против населения страны строчите. Нет бы с таким же рвением ломились поднимать село, создавали рабочие места и мотивировали людей ехать на село. В городе-то работы нет, а вы на счёт села умничаете. Кто и для чего сейчас туда поедет ? Чтобы сдохнуть там от голода и холода ? Как всегда, из Москвы страны не видно ...
Нет комментариев
Рекомендуемые компании