image

ИмпортоНЕзамещение: май увенчался рекордным спадом вологодской промышленности

На злобу дня
15:08
581 просмотр
Михаил Ростов
ИмпортоНЕзамещение: май увенчался рекордным спадом вологодской промышленности
Фото из интернета

Начиная с «крымской весны» 2014-го года, когда Россия впервые испытала на себе удушающие объятия санкций, слово «импортозамещение» стало едва ли не самым популярным в лексиконе   политиков и экспертов. 

В тот момент казалось, что антироссийские санкции дают нашей стране уникальный шанс слезть с нефтегазовой иглы и приступить к возрождению советского промышленного потенциала, который мы бездарно проспали. Но все оказалось не так просто. 

Прежде всего, за постсоветские годы мировая промышленность ушла далеко вперед, и строить что-то новое на руинах социализма было занятием бессмысленным, если не сказать безумным. В то же время для строительства качественно новой российской индустрии нужны гигантские инвестиции, которых уже и быть не могло: западные рынки капитала захлопнулись перед носом наших бизнесменов. 

В список проблем надо добавить кризис рабочих кадров в отечественной помышленности. Наши сограждане разучились, да и не хотят работать за станком.

Конечно, в  этом случае Россия не одинока, но тот же Евросоюз решает проблему с помощью мягкой миграционной политики,  между тем как  мнение о «засилье мигрантов» в России явно преувеличено: наши миграционные службы приезжих не жалуют. Так, в рейтинге ООН по числу мигрантов на 1 тыс. чел. населения Россия занимает лишь 54-е место в мире, уступая не только таким странам, как США, Саудовская Аравия или Израиль, где чуть ли не каждый пятый житель – мигрант. По уровню миграции на душу населения Россию обходят даже Белоруссия с Арменией, которые никак не назовешь странами с либеральным миграционным законодательством.  Да что там: в отсталой африканской стране Гамбии, где и работать-то негде, удельный вес трудовых мигрантов в полтора раза больше, чем  на Руси…

Но главное все-таки не в этом. Как оказалось, антироссийские санкции изначально были подобны дырявому ситу, а за прошедшие восемь лет окончательно прохудились. Обойти их оказалось не просто, а проще некуда, поэтому надобность в импортозамещении устремилась к нулю. 

Но это тогда, в 2014-м. А сейчас ситуация принципиально иная. Очередные пакеты антироссийских санкций появляются чаще, чем гигиенические пакеты в отхожих местах. Здесь и сейчас роль импортозамещения воистину незаменима, но в Вологодской области никаких признаков промышленного подъема не ощущается. Скажу больше: спад вологодской промышленности в мае 2022-го к маю 2021-го г.г. составил почти 11%. Хотя и сам 2021-й был далек от благополучия: восстановление промышленности после ковидного карантина шло достаточно медленно.

Понятно, что разрыв партнерских и логистических цепочек оказал на местную промышленность угнетающее воздействие. Компенсировать этот урон с помощью одних лишь внутренних ресурсов невозможно в короткие сроки. Если не произойдет чуда, стагнация вологодского индустриального комплекса может растянуться на неопределенное время.