image

Бывшая детская библиотека в центре Вологды на глазах «западает» и кренится назад

Общество
00:30
461 просмотр
Мария Вернер

Вообще Вологде везет на умных реставраторов, «реаниматоров» и «возродителей» старых домов. Честно говоря: да, везет. Но мало. На слуху лишь блестящие Якимовы (5 домов) да Чучин (один дом в Заречье).

Для ощущения «разительной разницы» советуем посетить музей в Череповце «Благовещенская старина» на улице Социалистической. Посмотрите хотя бы в интернете. Это несоизмеримо с тем, что в Вологде! Анонимный бизнесмен сделал из старой гимназии музей самоваров и еще бог знает какой мегацентр!

Известный в Вологде экскурсовод, краевед и немного писатель, в прошлом – заводской инженер и чиновник Александр Сазонов признается, что давно не ходит в старое вологодское Заречье: душа разрывается от боли за порушенное, сожженное и поруганное деревянное зодчество.    

А Заречье в Вологде – вообще особый, уникальный и глубоко душевный мир. Он наполнен настоящими жемчужинами, они рассыпаны здесь на каждом шагу. Заречью повезло и не повезло одновременно. Старые улочки Гоголя, Рубцова, Горького, Некрасова, Энгельса, Чернышевского, Кривой переулок еще лет двадцать назад были просто напичканы старыми, «аутентичными» деревянными домами прошлых веков. 

Их никто не считал, да и вообще сегодня нет точной статистики в формате «Было-стало». Дома сгорели, разрушились по страшной силе. Особенно показательна в этом смысле часть улицы Гоголя в квартале от Чернышевского до Энгельса и далее – до реки. За 15-20 лет здесь сменились практически 80 процентов старых домов на пафосные каменные дворцы. 

(Не говорим уж о зданиях бывшего военного госпиталя, Красных казарм, кинотеатра «Родина», пожарной каланчи, «дома со штурвалами»). 
Почти в этом же квадрате сохранился до наших дней роскошный особнячок в стиле модерн – дом номер 15 по Чернышевского. Ему повезло: не подожгли.

От построения в 1913 году до революции в нем торговали аптекарскими и фототоварами, принадлежал он купцу Зернову. В 1960-е годы здесь устроили детскую библиотеку номер 6, очень любимую учениками окрестных школ. У властей, как пишут некоторые источники, были планы организовать в доме музей городского деревянного зодчества, но не сложилось.

В 2014 году в библиотеку пришла беда: тогдашний градоначальник Евгений Шулепов одним махом библиотеку закрыл под предлогом «аварийности 90 процентов», коллектив выгнал «на мороз», а через некоторое время туда вселились странные, на наш взгляд, люди, именующие себя племянниками нашего легендарного журналиста-земляка Владимира Гиляровского. Они и назвали дом «Резиденцией Дяди Гиляя».    

Откуда такое панибратсво и пошлость? «Племянники» будто бы «раскопали», что где-то тут неподалеку стоял дом, где «то ли жил, тот приезжал» наш знаменитый земляк. Однако ученые до сих пор не пришли к единому мнению, был ли дом, и где он был, приезжал ли Гиляровский в Вологодское Заречье, или это - очередной миф, созданием которых так славился журналист. В любом случаем это ничего, кроме прославления самих «писателей», не прибавляет. 

Оставим за рамками условия, на каких «племянники» пользуются домом. Не секрет, что аренда, коммуналка за эти годы стоили и стоят адских денег. Кто оплачивал и оплачивает банкет?

А банкет хорош! На второй этаж (аварийность 90 процентов!) «племянники» натащили душевые кабины, кровати и прочие блага. Типа, гостиница.  Еще в 2018 году там торговали пирогами и кофе для приезжих поэтов  – по 50-100 рублей за штуку. Не знаем, были ли лицензия на эту деятельность и прочее нужное. Как обстоит дело сейчас, нам неведомо.

Ладно, торговали. Но. Вчера журналист городского портала «Вологда-Поиск» проехал мимо дома «Дяди». Даже имея зрение в минус двадцать, невозможно не увидеть: в ряду с соседними домами, в том числе только что блестяще отреставрированным Домом купца Черноглазова («Дома с лилиями»), двухэтажный дом номер 15 по Чернышевского, этот шедевр модерна начала ХХ века безбожно и отчаянно заваливается назад.
Мы вздрогнули от грязной тряпки, коими дачники укрывают ягодные грядки от птиц. Покосившийся дом «племянники» косо задрапировали чем-то кривым и зеленым. Зачем?

Зайдя в профильную группу «дома», мы увидели что видимо, получив грант «на восстановление», люди копошатся. Вынули старые рамы, красят рамы, фасад. Ведущая главная женщина подносит видеокамеру то к лицу депутатки, то к группе учащихся какого-то колледжа, то к известному в Вологде музыканту.

- Что делаете? – в духе задорно-прикольной оперетты вопрошает дама у «трудящихся».

- Боремся, восстанавливаем культурное наследие! – весело отвечают бабушки за 70.          

Но нам хочется ответить фразой, которую вчера так вовремя вычитали в одном популярном вологодском полит-телеграмканале: «Сидим красим фасады дома, когда фундамент накренился». 

Если честно, вопросов у нас много. Но главных - три. Насколько опасно пребывание массы людей в таком аварийном доме? Есть ли смысл замазывать рамы, когда крен дома увеличивается с каждым днем? Не сложится ли он как карточный домик, и уже скоро? 

А еще. Не пора ли уже, кроме профанации имени великого земляка, начать в Вологде работу по настоящему увековечиванию имени Гиляровского? В Вологде нет музея  Гиляровского. Кроме улицы в заречной промзоне и памятной доски на здании бывшего политеха, и нет ничего. И доска жива ли?..

Да, есть профессиональная журналистская ежегодная премия имени Гиляровского, но это так эфемерно! Потому что и сам СЖР в регионе давно находится в странном положении. Зато в Москве есть и музей его имени, и не одна памятная доска. 

Гиляровский, напомним, родился и жил далеко не в Вологде, а в Вологодском районе. Но недавно с ужасом на одном сайте прочли фразу: «Ведь совсем недалеко от дома № 15 на улице Чернышевского, 26, находился дом, где провел юные годы знаменитый писатель». Еще один сайт уверяет, что на «этом месте ранее был дом, в котором и родился Гиляровский». Вот так.  

- Хлебосольный, открытый и шумный дом Гиляровского был своего рода средоточием Москвы. По существу это был (как и сейчас остался) редкий музей культуры, живописи и быта чеховских времен. Необходимо бережно сохранить его, как образчик московского житейского обихода девятнадцатого века. Есть люди, без которых трудно представить себе существование общества и литературы. Это - своего рода бродильные дрожжи, искристый винный ток.

Не важно - много ли они, или мало написали. Важно, что они жили, что вокруг них кипела литературная и общественная жизнь, что вся современная им история страны преломлялась в их деятельности. Важно то, что они определяли собой свое время, - так пишут про это настоящие писатели.

Просим городские власти немедленно обратить внимание на этот потенциально опасный и такой прекрасный объект. Пока не стало поздно.
Татьяна Охотникова/фото автора