image

Чужой беды не бывает, если на свою хватает: 500 российских аппаратов ИВЛ проданы в Узбекистан

Здравоохранение
icon 21:48
icon 2 104 просмотра
icon Михаил Ростов
Чужой беды не бывает, если на свою хватает: 500 российских аппаратов ИВЛ проданы в Узбекистан

 

Коронавирус – проблема всемирная, а это значит, что и победить его можно только всем миром. Но существуют приоритеты. Художественный образ напрашивается сам собой: не подметя в собственном доме, рановато отдавать метлу соседу.

Неудивительно, что информация о продаже аппаратов ИВЛ (искусственной вентиляции легких) из России в другие страны весьма неоднозначно воспринимается нашим общественным мнением. Не стала исключением и новость о продаже сразу 500 аппаратов ИВЛ Узбекистану. Социальные сети загудели, как растревоженный улей: какого черта, а вдруг нам самим не хватит?!

Вопрос обоснованный. С одной стороны, на данный момент имеющихся в стране аппаратов ИВЛ достаточно, чтобы обеспечить тяжелобольных коронавирусной инфекцией. По данным, которые приведены на специализированном медицинском портале «Медвестник», в лечебных учреждениях Российской Федерации насчитывается не менее 42 тысяч аппаратов ИВЛ. Накопленный за последний месяц опыт подсказывает, что в искусственной вентиляции легких нуждается примерно один из десяти больных COVID-19. Из этого следует, что наличного количества медоборудования хватит почти на полмиллиона больных, в то время как реальное количество наших сограждан, зараженных коронавирусом, в настоящее время не превышает 30 тысяч человек. 

Итак, нет проблем? Увы, я бы так не сказал. Проблемы как минимум две. 

Первая проблема: отечественные и зарубежные эксперты дружно уверяют, что пик эпидемии еще не пройден. А это значит, что окончательное число пациентов российских клиник, которые будут нуждаться в искусственной вентиляции легких, мы пока не можем определить даже приблизительно. В разных странах развитие эпидемии COVID-19 проходит с противоречивым, подчас даже полярно противоположным алгоритмом. Если исходить из наиболее неблагоприятного американского сценария, то общее количество заболевших в США по состоянию на 16 апреля приближается к 700 тысячам человек, из них порядка 20 тысяч – тяжелые и критические больные. Россия, конечно, не столь многолюдна и больных у нас гораздо меньше, чем в Штатах. Но если мы не имеем четкого представления, когда остановится вирус, то как мы можем быть на 100 процентов уверены, что у нас есть «лишние» аппараты ИВЛ? 

Вторая проблема: неравномерное распределение медтехники по регионам страны. В Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Татарстане и ряде других регионов обеспеченность аппаратами ИВЛ на душу населения существенно выше, чем в менее зажиточных субъектах Федерации. А в 17 регионах названное оборудование вообще представлено единичными экземплярами.

Что касается Вологодской области, то сегодня на вооружении наших медиков свыше 250 аппаратов ИВЛ при полусотне установленных больных COVID-19. Беспокоиться вроде бы не о чем, но и в нашем случае счет больных растет изо дня в день. А если иметь в виду устрашающую статистику Москвы, Подмосковья и соседней с нами Республики Коми, информация об экспорте ценного оборудования за рубеж не может вызвать восторга…