image


1942 год. Вологодский военный госпиталь. Прием раненных.

Он, лежит передо мною, как святое непреходящее напоминание о той, великой и страшной войне… Пожелтевшие, полу- истлевшие  от времени страницы,  выцветшие чернила,   карандашные  пометки, обтрепанные края. Кое – где,  перо почти прорвало бумагу. Это -  исторический формуляр войсковой части  65405, о которой  не понаслышке в свое время знали все вологжане,  а проще говоря, 1165 Вологодского  военного  госпиталя.  В самые первые дни Великой Отечественной войны, он встал «лагерем» на берегу,  красавицы Вологды  для  помощи  людям…

1165 сортировочно – эвакуационный госпиталь входящий в состав распределительного эвакуационного пункта (РЭП - 95), был сформирован  на основании Постановления Военного Совета Архангельского военного округа в августе 1941 года. За годы Великой Отечественной войны обслужил и вернул в боевой строй около 10 тысяч бойцов и командиров Красной Армии, которые влились в состав  Ленинградского, Карельского, Волховского и Северо – Западного фронтов. Только за период с 29 августа 1941 года по 1 мая 1942 года личным составом госпиталя было принято и разгружено 283 поезда с общим количеством раненых 65237 человек! 

За четыре года войны  личный состав сортировочно – эвакуационного госпиталя погрузил и отправил в тыл страны 183 санитарных поезда, проконтролировал 181 проход транзитом через Вологду санитарных поездов и принял в свои стены 3418 человек отяжелевших раненых и больных, доставил автосанитарным транспортом в другие вологодские госпитали 50415 человек, вывез из однопрофильных лечебных учреждений  и отправил  в тыл страны 40818 человек для последующего лечения.

Всего за годы войны РЭП – 95 поднял на ноги свыше 365 тысяч  бойцов – это двадцать полнокровных  стрелковых дивизий.  Еще триста тысяч человек, пройдя курс лечения в госпиталях Вологодской области, отбыли для окончательного  выздоровления в глубокий тыл. Военно – санитарные поезда РЭП – 95 вывезли с театра боевых  действий     почти миллион раненых бойцов и командиров Красной Армии! Но было бы неверно думать, что поездка с ранеными в тыл, была для обслуживающего персонала и самих раненых увеселительной поездкой, этаким отдыхом от фронтовых будней на колесах.  Плевать хотели фашистские летчики  на то,  что на крышах вагонах алели красные кресты! Бомбовые удары сыпались с неба один за другим, и оставалось уповать, только на чудо.  И оно пришло… Вологжане первыми в СССР  применили тактику маскировки санитарных поездов, устроив на крышах вагонов…. мини - огороды, на которых  выращивали для раненых лук, петрушку,  сельдерей. А некоторые, наиболее рачительные, даже огурцы!  При приближении воздушного противника, машинист паровоза стремился остановить  состав по возможности среди зеленых насаждений. Сливаясь с общим фоном, вагоны оставались  незамеченными. Скольким бойцам и командирам вологодская хитрость спасла жизней, один Господь  ведает… 

Осенью 1941 года Вологда ежедневно принимала по 9 – 10 санитарных поездов. В палатах не хватало мест, и раненых размещали в коридорах и подсобных помещениях.  И каждый день, каждый час,  врачи и медсестры боролись за жизнь каждого человека...  Потери убитыми, пленными, пропавшими без вести к лету 1942 года в СССР шли  уже на миллионы. Мобилизационные ресурсы страны были практически исчерпаны. И тут, не без подсказки сверху, сначала Главное Военно – санитарное управление Красной Армии, а затем и Наркомздрав принимают секретные  приказы о… сокращении сроков лечения раненых в госпиталях… Так, в приказе Наркомздрава РСФСР N 52 - c устанавливалось, что боец с ранением плечевого сустава может находиться на больничной койке не более 80 дней, хотя для лечения подобной раны требовалось минимум в два раза больше времени.  Дополнительно поступившие из Москвы инструкции значительно  расширяли показания о годности к несению строевой службы со стороны военно – врачебных комиссий на местах. 

Протестовать, жаловаться по воспоминаниям хирурга вологодского госпиталя N 1184 Василия Лавдовского  было небезопасно. Так или иначе, но тысячи бойцов и командиров продолжали мучиться в окопах от не до конца заживших ран, теряли силы и раньше срока становились инвалидами. 

Плюс острая  нехватка  лекарственных препаратов для лечения. В условиях  дефицита вологодским медикам приходилось уповать только на собственную смекалку. Врач 1327 госпиталя    Анна  Ромадина экономила гипс, добавляя в приготовляемый раствор…опилки и ил из реки Шексны… У нее сразу же нашлись последователи в Вологде, Белозерске, Череповце, Соколе.  Более 300 подобных «рацпредложений»  были внедрены в годы войны в практику медицинской работы. 

Среди тех, кто все четыре страшных года  войны не снимал белого халата, недоедал, недосыпал,  наши с вами земляки, чьи имена никогда не появлялись на страницах  газет и в праздничных, победных приказах… Они - просто делали свое дело…

Рядовой медицинской службы Лидия Лобазова с 1942 года в звании рядового служила в военном сортировочно – эвакуационном  госпитале города Вологды, а после победы, не изменила призванию и здесь же осталась работать в должности медсестры. Как отличного специалиста, в 1951 году командировали Лидию Григорьевну в Польскую народную республику. Два долгих года передавала опыт,  делилась накопленными   знаниями с братьями по социалистическому лагерю. А когда довелось вернуться на малую родину, вновь оказалась на своем рабочем месте, где  и трудилась до выхода на пенсию.

Младший лейтенант медицинской службы Евдокия Луканичева, так же, как и ее товарка с 41 по 45 провела в стенах   нашего  военного сортировочного – эвакуационного госпиталя. А затем, до 1954 года честно выполняла свой долг в должности медсестры хирургического отделения.

Помотала судьба по фронтовым дорогам и Валентину Распопову. Чего только не повидала на своем веку! И военный госпиталь в Северодвинске, где довелось поработать медсестрой, 6 лет отдала  городской больнице в Котласе, и свыше 29 лет честной работы в Вологодском военном госпитале. 

Под  стать,   ей, и Августа Викторовна Сотникова. Не одного раненого подняла, не один фронтовик,  по сию пору, вспоминает ее добрым словом…

Это  о таких как они, в свое время написала поэтесса  Гера Шкурко:

...Крепилась ты, и раненых молила:
«Крепитесь, скоро кончится война».
А косы и виски посеребрила
Пришедшая так рано седина.
Войне – конец. И тишина вернулась.
К измученной земле пришел покой.
И ты, как все, назад не оглянулась,
И в мирный труд ушла, как в новый бой.

26 орденов и медалей на груди ветерана, две войны за плечами у капитана медицинской службы Павла Левицкого. Довелось хлебнуть фронтового лиха на Северном, Ленинградском, Волховском, 1 Прибалтийском фронтах. Закончил войну в Германии, и пошел  японцев бить. А когда   отгремели последние залпы, вернулся в Вологду и еще 25 лет отработал врачом зубопротезного отделения  ставшего для него родным военного госпиталя до его расформирования… 
  
Фото из архива автора

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии

Нет комментариев