Но пережив все обиды и беды, мы, воспитали уж внуков Победы…

эксклюзив
icon 05:53
icon588 просмотров

1943 год. 12 летний фрезеровщик…

1943 год. 12 летний фрезеровщик…

… Мало кто знает, но по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 года, ежегодно стали призывать… до 1 миллиона городской и сельской молодежи для обучения 14 – 15 летних в ремесленных и железнодорожных училищах, в возрасте 16 – 17 лет для обучения в школах фабрично – заводского обучения, которые после обучения обязаны были отработать четыре! года на госпредприятиях по разнарядке Главного управления трудовых резервов СНК СССР. На плечи этих мальчиков и девочек в годы войны, и легла основная тяжесть в тылу. 

Призыв «Все для фронта, все для победы!» вел их к новым трудовым подвигам. 

Например, на Пермском моторостроительном заводе N 19 имени Сталина, которым все четыре года войны руководил генерал – майор инженерно – технической службы Анатолий Солдатов, выпускавшем авиационные двигатели для самолетов. (Уже после войны, он возглавит вологодский Совнархоз и выведет его в передовые – А.Р.), в то время трудилось около 8 тысяч подростков. Большинству было 14 – 16, но встречались и…11 летние, которых задействовали на вспомогательных работах. Толку от них, правда, было мало. Слабые и хилые, дети все – таки, да и война – не пожируешь. Некоторые заводские начальнику таких работников гнали прочь – какой от них прок, если один вал весит 160 кг, а подросток, его даже с места сдвинуть не может!

Детей в Пермь привозили эшелонами, в том числе и из нашей Вологодской области. 

- В ноябре 1944 году, меня и моих подруг Риту Булатову и Тамару Павлову, а мы тогда учились в 3 ремесленном училище города Вологды, где овладевали рабочими специальностями, направили в город Молотов (ныне Пермь – А.Р.) на моторостроительный завод N 19 имени Сталина. Состав за нами прибыл с Московского направления. На станции наши вагоны прицепили и мы продолжили путь на Урал. По пути к нам присоединялись рабочие из Горького, (ныне Нижний Новгород – А.Р.) Казани, Уфы, – вспоминала вологжанка Александра Нестерова. – На вокзале нас встречали с военным оркестром, как сейчас помню, играли «Прощание славянки». Затем на военных машинах, крытых брезентом, нас развезли по юнгородкам, ребят и девочек отдельно. Разместили в бараках по 10 человек в комнате. 

1944 год. Совещание на Пермском моторостроительном заводе. В центре - генерал – майор инженерно – технической службы Анатолий Солдатов 

Нас, троих, определи в 16 цех, который производил шайбы, пружины, фильтры для авиамоторов. Нашу судьбу решил начальник ОТК Леготкин, который, после проверки нашего умения работать с измерительными приборами: микрометром, штангенциркулем, по проверке шайб поступающих из цеха, вручил нам личное кислотное клеймо а еще снабдил притирочной доской для проверки этих деталей. С ее помощью, мы и проверяли, нет ли заусениц на шайбе. По 12 часов в сутки проходило через ОТК тысячи деталей. Работали без выходных, питались в столовой по карточкам. Нашей работой был доволен и начальник ОТК и начальник цеха Давыдов. 

В 1945 году, Александра Владимировна вернулась в Вологду. 

- Отца и старших братьев забрали на фронт. Мы с мамой остались в деревне Орлово Вологодской области. В 1943 году мне пришла повестка на трудовой фронт, - вспоминал в свое время Иван Шилов, мобилизованный на завод в 14 лет. Мама плакала: - Куда тебя такого маленького, забирают? Но спорить не стала – уложила в сумку две пары белья, кружку, ложку, три пары лаптей да мешок сухарей - вот и вся амуниция. 

- Согласно закону того времени, дети, не достигшие 16 лет, должны были трудиться не более шести часов. Но так получилось, что при эвакуации пермский авиазавод долгое время был единственным в СССР, выпускавшим моторы для истребителей. Кроме того, здесь производители пистолеты - пулеметы Шпагина, минные взрыватели и запалы для реактивных снарядов минометов «Катюша». Понятно, что Ставка Верховного Главнокомандования требовала от пермяков и директора как можно больше боеприпасов и авиадвигателей. Вопросы соблюдения трудового законодательства отходили на второй план. 

А он, Иван Шилов, как – то работал аж, 29 часов подряд! За это его наградили сутками отдыха и «коммерческим» обедом, куда входили суп, пшенная каша, чай и двести граммов хлеба! Обычно на заводе кормили пустой баландой, поэтому таким поощрением вологодский паренек остался очень доволен…
А маму он увидел, лишь после войны в 1946 году. И первыми ее словами были: - Что же ты сынок, с тех пор так и не вырос?.. 

- В 1943 году меня привезли в Пермь на автозавод, - вторит Шилову наша землячка Александра Беляева. - Работала токарем. Часто даже не уходила домой из цеха – ночевала прямо на заводе: в кочегарках, в туалете на ящиках. Помню, ботинки у меня были брезентовые, на деревянной подошве. За хорошую работу получила нормальную обувь и материал на платье. Вот радости было! 

На авиазаводе была традиция, приглашать малолетних передовиков производства - мальчиков и девочек, работавших… слесарями, токарями, электриками, контролерами, среди которых были и юные вологжане, на прием к директору завода. Награда была одна – по паре валенок и… банке варенья на брата, которые тут – же в цехах, делилась на всех работающих. 

…Но как ни было трудно, они внесли свой пусть крохотный, но свой вклад в победу.

…Мы из того, из военного детства,
Горечь утрат, нам досталась в наследство,
Но пережив все обиды и беды,
Мы воспитали уж внуков Победы…

Александр Раевский